Вход
​Интервью Министра ЕЭК Данила Ибраева в газете «Вечерний Бишкек»​

​Интервью Министра ЕЭК Данила Ибраева в газете «Вечерний Бишкек»​

14.08.2015
Накануне, 12 августа, Кыргызстан стал полноправным членом Евразийского экономического союза. О том, что уже сделано, а что еще только предстоит, о том, что будет, если Кыргызстан экспортирует в ЕАЭС некачественную продукцию, и о том, каково бывшему кыргызстанскому бизнесмену и чиновнику работать в Евразийской экономической комиссии, в интервью «ВБ» рассказал член коллегии (министр) ЕЭК Данил Ибраев.

СТРЕМЛЕНИЕ К МЕЖДУНАРОДНЫМ СТАНДАРТАМ КАЧЕСТВА

- Данил Турсунбекович, давайте начнем с общего вопроса: насколько Кыргызстан реально готов сегодня к работе в условиях Евразийского экономического союза?

- Вопрос создания экономического объединения евразийских стран и вопрос участия в этом объединении Кыргызстана обсуждался еще в 1990-е годы. В 2004 году был создан ЕврАзЭС, в январе 2010 года начал функционировать Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России: введен в действие Единый таможенный тариф, отменены таможенное оформление и таможенный контроль на внутренних границах, обеспечено беспрепятственное движение товаров на территории трех государств. В 2012-м были заявлены еще три другие «свободы» в рамках Единого экономического пространства (ЕЭП) – свобода движения услуг, капитала и рабочей силы, которые непосредственно начали реализовываться сейчас – на этапе Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с 1 января 2015 года. На момент подписания договора о вступлении в ЕАЭС мы уже имели две «дорожные карты», согласно которым и начало осуществляться наше присоединение к Союзу.

Я хочу сказать, что это не было каким-то оголтелым вступлением Кыргызстана в какое-то сообщество. Присоединение к объединению, члены которого – наши основные стратегические и исторические партнеры, это – целенаправленное желание страны практически с момента обретения независимости.

С 2013 года Кыргызстан уже начал реализацию «дорожных карт», уже практически привел в соответствие свои нормативно-правовые акты, и на сегодняшний день эта работа закончена на 99%. Также сейчас ведется очень активная работа в части обеспечения качества товаров, правильного их прохождения через внешние границы ЕАЭС, оснащения лабораторий, взаимного обмена информацией. Благодаря договоренностям, обязательствам, единым условиям появляется товар, понятный для всех, появляется более четкая его прослеживаемость и в итоге меньшая коррумпированность – поскольку фиксируются объемы проходящих через внутренние границы товаров. Для этих целей, на обеспечение качества и прослеживаемости товаров, оснащение всех наших таможенных постов на границах с Китаем, Узбекистаном и Таджикистаном Россия выделила из своего бюджета $10 млн.

- Да, работа ведется, но каковы результаты, которых удалось сегодня достичь? К примеру, не так давно министр экономики КР говорил о том, что в сфере производства мясо-молочной продукции у нас не все так гладко, как хотелось бы...

- Это касается санитарии и фитосанитарии. Согласно требованиям и «дорожным картам», да и согласно нашим собственным интересам, – Кыргызстан должен обеспечить хорошую эпизоотическую ситуацию и четкую прослеживаемость цепочки: в каких условиях растет животное; как его забивают; какой в итоге получается конечный продукт. Готовность работать и конкурировать на равных и заключается в том, чтобы наш товар был понятным, чтобы соблюдались унифицированные требования. Это крайне важно, и Кыргызстан стремится такую готовность обеспечить, ведется соответствующее оснащение, обучение персонала. Мы работаем над тем, чтобы решить вопросы зонирования, идентификации.

Есть еще замечания, которые мы не выполнили. Понятно, что все эти требования в части эквивалентности системы и в части снятия санитарных и фитосанитарных постов, которые перед нами поставлены, необходимо выполнить. Кстати говоря, посты эти сразу после присоединения Кыргызстана к ЕАЭС пока еще не снимут. Этот барьер, к сожалению, мы пока снять не смогли. Но планируется, что в ближайшее время, 21 сентября, вопрос будет обсуждаться на совете вице-премьер-министров ЕАЭС.

Процесс вхождения Кыргызстана в евразийское сообщество длится практически с 2000 года, и, к сожалению, сделано за это время не так много. Именно поэтому мы и не могли экспортировать свою продукцию во многие страны. Я думаю, что само вступление в ЕАЭС станет тем стимулирующим фактором, благодаря которому мы наконец приведем свое производство в соответствие с международными стандартами. Ведь, по сути, требования ЕАЭС сопоставимы с требованиями ЕС, а также других стран, например, Юго-Восточной Азии. Если мы это сделаем, то наша продукция, которой мы так гордимся, сможет появиться и на прилавках других стран – за пределами Союза.

Данил Ибраев: Развитие Кыргызстана обеспечит интерес других стран к ЕАЭС

БЕЗОПАСНОСТЬ МЯСА

- Предположим, случится такое, что мы экспортируем не совсем качественную продукцию – у производителя заболел, допустим, скот, но он дал взятку, и зараженное мясо получило сертификат и прошло через границу. Какими могут быть последствия?

- Дал взятку? Тогда его посадят, я надеюсь. Что касается заболевшего скота – для этого и существует понятие зонирования. Вспышки заболеваний бывают во всех странах. Но они просто локализуют точку, предприятие или регион, где выявляется очаг. Это делается для того, чтобы не закрывать на карантин всю страну.

Что касается продажи зараженного мяса... Конечно, может, такие риски и есть, но ведь именно поэтому мы и говорим о том, что продукция должна получить сертификат согласно нормам технических регламентов ЕАЭС, общим требованиям ветеринарии и фитосанитарии. Этот сертификат будет выдавать не какой-то один человек, который может за деньги выписать справку, а лаборатория, где есть все необходимое оборудование и обученный персонал.
Вы понимаете, что своими силами мы в Кыргызстане вряд ли бы выстроили такую систему в ближайшие годы, но благодаря вступлению Кыргызской Республики в ЕАЭС и поддержке России это, я надеюсь, произойдет уже очень скоро. Идентификация, чипование животных – процесс более длительный, а вот зонирование, работу лабораторий и эквивалентность контроля возможно обеспечить в течение ближайших месяцев. Если все это будет, то наша продукция станет действительно конкурентоспособна. И 
наслаждаясь вкусом кыргызских продуктов, человек будет осознавать, что они не только вкусные и полезные, но и безопасные.

- Хорошо. Но давайте все-таки предположим, что какой-то отечественный поставщик экспортировал в ту же Россию некачественную продукцию...

- Он при поставке должен получить сертификат.

- Допустим, он получил его какими-то не самыми честными путями. Кто понесет ответственность?

- Это ответственность поставщика. И это ответственность того, кто провел анализ и выдал единый сертификат. И, конечно, такая ситуация поставит под сомнение дееспособность нашего национального органа.

- То есть ответственность лежит на каждом из нас?

- Конечно.

Данил Ибраев: Развитие Кыргызстана обеспечит интерес других стран к ЕАЭС

КЫРГЫЗСТАН В УСЛОВИЯХ ЕАЭС-КОНКУРЕНЦИИ

- Перейдем к другой теме. Не так давно ЕЭК и эксперты стран-участниц ЕАЭС обсудили направления промышленного сотрудничества в рамках евразийского объединения. В каких направлениях и с кем может сотрудничать Кыргызстан?

- В договоре о ЕАЭС есть раздел, где как раз говорится об основных направлениях экономического сотрудничества. В нем выделены 19 направлений, по которым предполагается достаточно тесная кооперация стран-участниц, создание условий для более выгодного сотрудничества. Речь идет о сотрудничестве в таких отраслях, как химическая промышленность, производство строительных материалов, обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство. Все эти направления для Кыргызстана достаточно интересны, как и, к примеру, вопрос создания единого энергетического рынка.

Что касается того, какой у Кыргызстана вообще потенциал в части сотрудничества с другими странами или предприятиями, то у нас, конечно же, большие возможности в плане энергоресурсов. Да, он не до конца реализован, но это уже другой вопрос. В Кыргызстане обильные водные ресурсы, достаточно солидные залежи угля, железа, золота, меди, молибдена... Большие возможности в сфере переработки сельхозпродукции. То есть существует много направлений, в рамках которых можно создать обрабатывающие и перерабатывающие предприятия. Высок и экспортный потенциал.

Сегодня сотрудничество со странами-членами ЕАЭС уже реализуется. Например, с Россией. Вспомните Камбар-Ату, Верхне-Нарынский каскад ГЭС, «Газпром» с его планами газифицировать отдаленные районы республики. Есть проекты и по другим направлениям, например, по созданию логистических центров для сельхозпродукции.

Вообще наше сотрудничество в итоге базируется на выгодности, а она, в свою очередь, зависит от того, кто будет потреблять нашу продукцию. Общий 182-миллионный рынок ЕАЭС дает определенный стимул для наращивания объемов товара, обеспечения его качества и стабильности поставок. Ведь для чего существует Союз – он ограничивает импорт из тех или иных стран, но стимулирует производство внутри наших стран, делает его более рентабельным.

Кстати, если говорить о стимулах, в ближайшее время наши предприниматели, я надеюсь, почувствуют деньги, которые закладываются в Российско-кыргызский фонд развития. Его уставный капитал ожидается на уровне $1 млрд. Это очень большой инструмент для стимулирования бизнеса.

ПОДДЕРЖКА ФОНДОВ

- На что будут расходоваться средства фонда?

- Принцип его создания является револьверным: расходование его средств – это не траты, а оборот. Деньги, поступив в тот или иной бизнес, простимулировав то или иное направление, должны вернуться. Это не благотворительный фонд, и не просто фонд, который будет толкать одно или другое направление. Это самостоятельная, цельная структура, средства которой должны постоянно крутиться в экономике Кыргызстана.

Основная цель фонда, кроме развития инфраструктуры, – это реальный сектор, то есть его целевая аудитория – те предприниматели, которые имеют потенциал к развитию, в том числе экспортный потенциал. Это касается не только сельского хозяйства, а распространяется на все направления, где у КР есть экспортный потенциал.

- А как будут рассчитываться проценты? Это будет единая ставка или она будет определяться отдельно в каждом конкретном случае?

- Так как фонд является самостоятельным, не подчиняется правительству КР, он, конечно, будет сам определять, какие проценты начислять по кредитам. Они будут рассчитываться, во-первых, исходя из издержек коммерческих банков, через которые будет распределяться часть кредитов, во-вторых, – из издержек самого фонда, и в-третьих, – в зависимости от инфляции. По сути, деньги фонда должны сохраниться в той же массе, в которой они поступят. То есть это будет постоянно действующий фонд с объемом капитала в $1 млрд.

Кстати, поскольку это не коммерческий фонд, а фонд стимулирования развития КР, то в этом вопросе структура будет сотрудничать с правительством. Но при этом фонд не будет давать денег на бюджет – на закрытие каких-то дыр.

- В развитие Кыргызстана вкладывается сейчас очень много денег. Это кредиты и Евразийского банка развития, и Евразийского фонда стабилизации и развития, и вот этого Кыргызско-российского фонда, и – в перспективе – Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Когда мы станем уже хорошо жить?

- Вы говорите сейчас о том, сколько денег потенциально могут находиться и работать в КР. Мы не должны путать их с деньгами, которые можно взять, жить некоторое время хорошо и в итоге съесть. В данном случае эти деньги нужно возвращать. А возвращает кто? Те предприниматели, кто успешно проводит свой бизнес, – они могут обернуть эти средства и могут организовать производство, которое в итоге даст прибыль. Если наш бизнес сможет это сделать, тогда мы станем жить хорошо. Если наши государственные структуры смогут создать условия для развития бизнеса, без коррупции и аффилирования с ним, это будет хорошо. Если же мы этого не сделаем, никакие фонды не помогут.

ЦЕНЫ, ЦЕНЫ, ЦЕНЫ...

- Кто-то радуется тому, что мы вступили в ЕАЭС, кто-то, наоборот, этим недоволен. Но и у тех, и у других один вопрос: какие товары первой необходимости могут теперь подорожать, какие подешеветь?

- Сегодня фон нашего вступления в ЕАЭС достаточно сложен в глобальном и региональном плане развития наших экономик. К сожалению, и в России сейчас все достаточно тяжело, и в других странах Союза. Темпы развития упали даже в Китае. Но в то же время с даты вступления договора в силу, то есть с 12 августа 2015 года, с постов на кыргызско-казахстанской границе уйдут таможенники, останутся только пограничники. Кроме того, теперь начали действовать новые таможенные тарифы ЕАЭС.
До вступления нашей республики в Союз средняя ставка таможенного тарифа в Кыргызстане составляла 5,04%, а в рамках ЕАЭС усредненная ставка равна 5,71%. То есть по средним значениям разница небольшая. Но в то же время нужно отметить, что на некоторые товары будет достаточно высокое давление, и как следствие произойдет подорожание. В первую очередь, это касается одежды, обуви, товаров народного потребления, подорожают также некоторые овощи и фрукты, завозимые из Китая.
Впрочем, в итоге увеличение цен на импорт должно отразиться на экономике страны позитивно. Если к нам будет меньше завозиться одежды, это простимулирует отечественный легпром. Также хорошо повлияет на эту отрасль то, что в КР будет меньше заходить китайских товаров с лейблом «Made in Kyrgyzstan», которые сегодня очень сильно давят на нашу легкую промышленность.
Кстати, если наша кыргызская продукция окажется востребованной на территории Казахстана и России, это тоже может привести к подорожанию, потому что ее будут вывозить на экспорт, и дефицит на внутреннем рынке спровоцирует рост цен. И еще одна причина, которая может повлиять на рост цен – это девальвация национальных валют, в связи с чем, по оценкам экспертов, первые два-три года инфляция будет составлять 16,5-17%. Но хочу подчеркнуть: даже если бы мы не вступили в объединение, показатель был бы не намного меньше – порядка 13-14%.

- Как с этим справляться?

- Конечно же, это должно происходить в рамках реализации, в том числе стратегии по поддержке наиболее незащищенных слоев населения. Но что здесь важно подчеркнуть – если, как я уже отмечал, все эти процессы в итоге будут стимулировать наше внутреннее производство, а деньги – хотя бы большая их часть – будут идти нашим производителям, а не посредникам, то бизнес начнет наращивать объемы и как следствие удешевлять готовую продукцию, цены стабилизируются. Если же по какой-то причине этого не произойдет, то, конечно же, все это сильно ударит по нашим потребителям.

- У нас уже давно есть на рынке товары, завозимые из России или Казахстана. Я правильно понимаю, что они подешевеют?

- Удешевление не будет сколько-нибудь явственным, об этом нужно прямо сказать. И причина заключается в том, что мы находились и находимся в зоне свободной торговли в рамках СНГ с нашими партнерами – Казахстаном, Россией и Беларусью. Но другим – гораздо более важным – эффектом станет то, что бизнес получит облегчение. Снятие таможенных постов исключает прямые или косвенные затраты, которые может повлечь простаивание экспортеров на таможне, исключает взаимодействие с госорганами – то есть избавляет бизнес от значительной доли негатива.

На самом деле ЕАЭС значим для нас не столько в плане тарифов, сколько в плане того, что в итоге мы начнем производить товар в соответствии с качественными критериями, что он будет доходить до потребителей в других странах Союза быстрее и без каких-то дополнительных барьеров. Прямым образом это не удешевит продукцию, но создаст условия для более модернизированного и объемного производства, в том числе на внутреннем рынке.

- Недавно прозвучала информация о том, что в ЕЭК обсуждается вопрос о пенсионном обеспечении. Расскажите подробнее – в каком ключе идет рассмотрение вопроса?

НЕ ГАСТАРБАЙТЕРЫ, А ТРУДЯЩИЕСЯ

- Что касается миграции, это один из тех блоков, которые на сегодня уже решены. Это одна из тех «свобод», которая реально и в полной мере работает – уже сегодня есть полная свобода перемещения трудовых ресурсов. Теперь уже не мигранты, а трудящиеся из Кыргызстана получили возможность работать на территории стран ЕАЭС без дополнительных разрешений, их дипломы автоматически признаются, за исключением специальностей «фармацевтика», «медицина», «юриспруденция», «педагогика». Они теперь могут оформлять медицинское страхование на территории любой из стран Союза, с работодателем которой заключен договор.
.Их дети могут наравне с детьми граждан этих стран идти в детский сад или школу. Они имеют возможность элементарно вызвать скорую помощь – это иногда очень важный фактор.

Что же касается пенсионного обеспечения, на сегодняшний день те единые нормы, которые мы хотим распространить на все пять государств, уже разработаны. Есть проект, который сейчас рассматривает каждая из сторон. Как долго продлится это рассмотрение, мне сложно сказать. Надеемся, что решения страны примут уже в скором времени, и идея экспорта пенсий будет в полной мере реализована. А идея эта заключается в следующем: если ты работаешь в любой из стран ЕАЭС и платишь все положенные отчисления, то в итоге тебе должна начисляться пенсия, которую ты сможешь получать опять же на территории любой из стран Союза.

Кыргызстан вступил в ЕАЭС: 10 вещей, которые должен знать каждый мигрант 

СЛЕДУЮЩИЕ ШАГИ

- Какие еще есть вопросы, которые пока не прописаны в договоре, но обсуждаются?

- Помимо создания единых рынков – лекарств, энергоресурсов и так далее – рассматривается, к примеру, такой вопрос, как внедрение принципа «единого окна» и признание электронных форм документов. Это означает, что, подав единожды документы по перемещению товаров, предприниматель ты в итоге, не беря никаких дополнительных документов, может быть уверен, что его товары будут спокойно перемещаться по территории евразийского объединения.

При этом у контролирующих органов всех пяти стран в базе будет содержаться информация о предприятии и насколько тот или иной товар соответствует критериям. И все эти органы смогут при этом обмениваться информацией о движении товара, его качестве и так далее.

По этому вопросу создается рабочая группа, которая начнет проработку соответствующих норм, а те, в свою очередь, к 2016 году выльются уже в какие-то принципы. Это значительно упростит жизнь бизнесменов – никто не будет их излишне контролировать и вымогать деньги. А мы знаем, что к сожалению, во всех наших странах пока еще есть такие прецеденты.

Еще из интересного и важного – единый рынок госсзакупок. Планируется, что он также будет создан в 2016 году. После того, как это произойдет, гражданин любой из пяти стран сможет принять участие в государственных закупках государств ЕАЭС. Для Кыргызстана это тоже очень важно – когда человек не знает, куда ехать, к кому обращаться, он может просто зайти на сайт, зарегистрироваться и начать предлагать свой товар.

Или другой пример – формирование общего страхового рынка, когда, например, гражданину, имея на руках полис обязательного страхования автотранспортного средства, не надо будет покупать дополнительный полис при пересечении границы в рамках ЕАЭС. Все эти проекты находятся в активной стадии разработки.

- А что с процессом введения единой валюты? Этот вопрос много и часто обсуждали.

- Могу ответить так: и тогда, когда Кыргызстан проводил переговоры, и тогда, когда мы вступили в итоге в ЕАЭС, вопроса по единой монетарной политике не стояло – он не поступал для обсуждения на Коллегию, на Совет, либо сторонам для обсуждения механизмов. Насколько я знаю, Центробанк России сейчас проводит какую-то работу по разработке возможных предложений, но еще раз повторюсь, происходит это не в рамках нашего Союза.

Если все государства примут соответствующие решения, то, конечно, мы придем к созданию единой валюты. Но для это прежде потребуется решить очень много вопросов и реализовать много механизмов. То есть это все не так просто – пять стран захотели, и появилась единая валюты.

- Есть ли какой-то анализ, какие-то конкретные данные о том, как может поменяться социально-экономическая ситуация в стране?

- Прогнозы – дело неблагодарное, но такие цифры есть. К примеру, по такому важному экономическому показателю, как ВВП, эксперты предрекают спад в течение первых трех лет. В целом ВВП будет в плюсе, но его рост замедлится до 3,4% по наиболее вероятному сценарию. В дальнейшем Кыргызстан начнет прибавлять темпы.

Если же говорить о таком критерии, как, например, занятость населения, то по оптимистичному сценарию он составит 2 млн 444 тыс. человек. При этом, если бы Кыргызстан не вступил в ЕАЭС, занятость была бы где-то в районе 2 млн 396 тыс. человек. То есть прирост составит где-то 48 тыс. человек. Что касается прогнозов по инфляции, их я уже озвучивал – если бы мы не вступили,  инфляция составила бы 13-14%, теперь, после вступления, она ожидается на уровне 16,5%-17%. Такие значения продержаться до 2018 года, после чего, по мнению экспертов, начнется развитие: инфляция упадет до 5,5-8%, а показатель роста ВВП достигнет двузначного значения.​

Строго говоря, чем быстрее мы сможем адаптироваться и создать условия для привлечения инвестиций, тем быстрее эффект возможности станет эффектом реализации.

- Давайте перейдем к завершающему, личному вопросу: как вам работается на новом месте?

- Сейчас я работаю в Москве, которую впервые увидел, будучи студентом. Я рано начал заниматься бизнесом – на втором курсе. Закончил физматлицей, отучился первый год в вузе, занял первые места на республиканской олимпиаде и расслабился – учеба стала для меня не такой интересной, интереснее стало попробовать себя в предпринимательстве. Это были 90-е годы, и мы занимались, чем только могли – возили товары, производили мебель, пекли хлеб, выращивали грибы, упаковывали томаты, открывали магазины, кафе, медцентр, занимались продажей лекарств... Я ездил за границу – в Китай, Россию, Италию, Польшу. Когда приезжал в те годы в Москву, особо не радовался – тогда мне казалось, что это мой самый нелюбимый город, не в обиду будет сказано нашим друзьям-москвичам. Но сейчас я не вижу большой разницы между нахождением в Бишкеке и в Москве. Что здесь, что там мы одинаково видим цель, нам это интересно и мы точно так же сидим и работаем с 8.30 утра и до 9.30 вечера. Изменились только дороги. Слава Богу, Москва стала более пропускная – на работу и с работы едешь не так долго...

Если же говорить о том, что изменилось в моей работе, то, конечно же, появился более глобальный подход, ведь ЕЭК – это наднациональный орган. Мне интересно там работать, мы обсуждаем по-настоящему влияющие на жизнь людей пяти государств стран-членов ЕАЭС вещи. И что важно – когда мы прорабатываем какие-то вопросы, то наше общение с партнерами – правительствами пяти стран, является конструктивным. Это не какие-то эфемерные вещи, это конкретная и целенаправленная работа, и это очень важно.

Ну и, конечно же, понимание того, что в итоге наша работа влияет сразу на пять государств, – это очень важный фактор, который одновременно воодушевляет, стимулирует лучше работать и радует. Вдохновляет то, что Евразийская экономическая комиссия за короткое время стала сильной международной организацией, с которой считаются, и у которой есть вес на международной арене. И безусловно не может не радовать очень хороший и высокопрофессиональный коллектив, в котором мы – равные среди равных. Несмотря на возрастные различия, в профессиональном плане у нас нет старших и младших. Есть интерес и понимание, как идти к намеченным целям.

Я думаю, что в плане реализации амбиций – а я себя считаю глубоким перфекционистом – все это дает радость достижений – где-то больших, где-то маленьких. И еще один немаловажный момент – понимание того, что в итоге моя работа положительно повлияет и на мою Родину. Я на это очень сильно надеюсь, хотя, быть может, так и не совсем корректно говорить, ведь как член ЕЭК я должен думать и заботиться сразу о пяти государствах. Но я считаю, что если после вступления в ЕАЭС в Кыргызстане укрепится экономика и благосостояние населения возрастет, то это окажется именно тем фактором, который обеспечит интерес других государств к Союзу.