Жүйеге кіру
ЕЭК Экономика және қаржы саясаты жөніндегі Министрі Тимур Сүлейменовтың «Республика» газетіне берген сұхбаты: «Ұштасудың қиыншылықтары»

ЕЭК Экономика және қаржы саясаты жөніндегі Министрі Тимур Сүлейменовтың «Республика» газетіне берген сұхбаты: «Ұштасудың қиыншылықтары»

17.02.2016

Интеграция сама по себе — процесс нелегкий, а первые этапы становления ЕАЭС происходят на фоне заметного ухудшения макроэкономической ситуации. Проблем — хоть отбавляй. Война санкций, снижение цен на нефть, «парад» девальваций национальных валют стран — участниц союза — только эти факторы сводят на нет многие усилия стран-партнеров. О первых итогах функционирования союза мы решили поговорить с членом Коллегии (министром) по экономике и финансовой политике ЕЭК Тимуром Сулейменовым.

«Р»: Тимур Муратович, ЕАЭС уже работает чуть больше года, но число скептиков евразийской интеграции и внутри союза, и по внешнему контуру по-прежнему велико. Что вы можете сказать им?

— Критиковать легче всего. Но критика должна быть конструктивной. Сегодня в современном мире крайне трудно выжить и быть услышанным в одиночку. Все стараются найти определенные форматы взаимодействия для реализации совместных проектов, отстаивания интересов в рамках глобальной повестки дня. Поэтому региональная интеграция становится важным фактором устойчивого развития государств. От эффективности интеграционных процессов во многом зависят возможность структурных преобразований национальных экономик, повышения их конкурентоспособности, активизации сотрудничества в перерабатывающем секторе экономике, создания производств с высокой добавленной стоимостью.

В мире сегодня весьма активно протекают процессы по созданию региональных торговых блоков. В октябре прошлого года, как известно, было подписано Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП), участниками которого являются 12 стран. Это государства Северной и Южной Америки, Юго-Восточной Азии, а также Австралия и Новая Зеландия. Предполагается, что в рамках Соглашения будет создана зона свободной торговли и значительно улучшены условия для активизации экономического сотрудничества государств-участников. Между США и Евросоюзом ведутся переговоры по вопросу о заключении Трансатлантического договора о торговом и инвестиционном партнерстве (TTIP). Предполагается, что договор станет самым масштабным соглашением по свободной торговле, на которое приходится 46% от мирового ВВП. Поэтому нам необходимо сообща включаться в мировую повестку дня и активизировать интеграционные процессы в рамках ЕАЭС, развивать сотрудничество с другими крупнейшими торговыми партне-рами, выходить на рынки стран АСЕАН, Азиатско-Тихоокеанского региона в целом и других региональных объединений.

«Р»: Удалось ли вам в прошлом году осуществить задуманное? Нет ли ощущения незавершенности какого-то процесса?

— Вы знаете, формированию ЕАЭС предшествовала большая работа, которую успешно провели наши страны. В 2015 году произошло расширение союза. После подписания главами государств — членов ЕАЭС договоров о присоединении Армении и Кыргызстана к союзу эти страны стали полноправными членами нашего интеграционного объединения. Нас в итоге стало больше почти на 9 млн человек.

Да, сделано за год было немало. Достаточно сказать, что в 2015 году у нас в ЕАЭС заработал единый рынок услуг, и он уже функционирует в 43 секторах, которые составляют около 50% объема услуг, производимых государствами — членами ЕАЭС. В части свободы движения капитала ЕЭК совместно с правительствами стран — участниц ЕАЭС проведена большая работа по созданию соответствующей нормативно-правовой базы. Формирование общего финансового рынка является важнейшим приоритетом интеграционного сотрудничества наших стран. Есть прорывы и в других направлениях. Например, еще в декабре 2014 года было подписано Соглашение об обмене информацией, в том числе конфиденциальной, в финансовой сфере — документ, который определяет механизмы взаимодействия между регулирующими органами путем обмена информацией в отношении субъектов финансовых рынков союза. Другой важный документ, подготовленный ЕЭК, — проект Соглашения о требованиях к осуществлению деятельности на финансовых рынках. Он определяет направления, механизм и сроки гармонизации законодательств в сфере финансовых рынков и предусматривает разработку и принятие плана гармонизации законодательств государств — членов союза в сфере финансовых рынков, определяющего этапы сближения национальных законодательств до 2025 года.

Очевидно, что развитие реальной интеграции между нашими странами предполагает создание условий для свободного перемещения граждан. Одним из наиболее важных результатов в данном направлении стало начало функционирования в 2015 году, по сути, общего рынка труда, позволившего обеспечить свободу перемещения рабочей силы внутри Союза. Обеспечены равные экономические права для граждан государств ЕАЭС. Трудящимся предоставляются единые условия налогообложения доходов физлиц с первого дня трудовой деятельности наравне с гражданами того государства, куда они приехали трудоустраиваться. Социальное страхование и медицинская помощь также обеспечиваются на равных. А с 1 января 2015 года было обеспечено взаимное признание дипломов по всем специальностям, кроме фармацевтики, медицины, юриспруденции и педагогики. А повышению уровня соцзащиты населения будет способствовать подписание разрабатываемого в настоящее время Договора о пенсионном обеспечении трудящихся. Целью документа является формирование пенсионных прав приезжих граждан союза на тех же условиях и в том же порядке, что и для граждан государства трудоустройства, а также решение вопросов, связанных с назначением и «экспортом» пенсий. В ноябре прошлого года проект Договора был согласован представителями уполномоченных в сфере пенсионного обеспечения министерств и ведомств наших стран. А 19 января 2016 года решением Коллегии ЕЭК документ был направлен на внутригосударственное согласование.

«Р»: В 2015 году активизировался международный вектор деятельности ЕЭК. Как оказалось, многие страны хотят с нами работать, но пока соглашение о зоне свободной торговли подписано только с Вьетнамом…

— Не волнуйтесь, уже работают совместные исследовательские группы по изучению перспектив соглашений о свободной торговле между ЕАЭС и Израилем, Индией и Египтом. В 2015 году были подписаны меморандумы о взаимопонимании между ЕЭК и правительствами Чили, Перу и Монголии. ЕЭК также ведет диалог с Южноамериканским общим рынком (MERCOSUR) и Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

Не забывайте и про такой момент — в контексте развития сотрудничества наших стран с крупными торговыми партнерами важное значение имеет принятие главами государств ЕАЭС 8 мая 2015 года решения о начале переговоров по Соглашению о торгово-экономическом сотрудничестве ЕАЭС и КНР. Его реализация будет способствовать сопряжению евразийского интеграционного проекта и проекта Экономического пояса Шелкового пути. Важной задачей станет и сокращение торговых барьеров, расширение экспорта товаров стран ЕАЭС на китайский рынок.

То есть можно говорить, что нашими государствами достигнуты значительные результаты в развитии интеграционного сотрудничества. Конечно, чем больше делаешь, тем больше возникает вопросов, которые необходимо решать. Нельзя сказать, что мы выполнили все планы на 100%. Еще предстоит огромная работа по подготовке единых норм, устранению изъятий и ограничений, барьеров и препятствий для эффективной работы единых рынков.

«Р»: На одной из пресс-конференций, общаясь с журналистами, вы вместе с вашим коллегой Сергеем Сидорским заняли весьма принципиальную позицию, попросив у пишущей братии не называть различного рода торговые конфликты и торговые ограничения внутри ЕАЭС «торговыми войнами». Вы и вправду считаете, что речь чаще идет не о войнах, а, скажем, о вопросах конкуренции?

— Одним из важных принципов функционирования ЕАЭС и развития взаимной торговли между нашими странами является обеспечение качества, конкурентоспособности и безопасности поставляемой на внутренний рынок союза продукции. Ограничения, которые вводились ведомствами сторон к тем или иным поставщикам продукции государств ЕАЭС, имели, прежде всего, временный характер и были направлены на достижение соответствия нормам и требованиям, предусмотренным законодательством ЕАЭС и соответствующими техническими регламентами. Конечно, есть еще вопросы по информационному взаимодействию, административному сотрудничеству наших компетентных органов. Необходимо расширять и углублять такое сотрудничество, изживать национальный и ведомственный эгоизм. Единые рынки ведь во многом зависят от доверия регуляторов друг к другу. Над этим надо работать. Также важно, чтобы нормы наднациональных регулятивных актов были четкими, понятными, однозначно и единообразно исполнимыми. Этому должна способствовать в том числе и процедура оценки регулирующего воздействия, которую мы ввели в ЕЭК в 2015 году. Также важно, что в отличие от торгово-экономических отношений с третьими странами внутри ЕАЭС есть независимый, непредвзятый арбитр в лице нашей комиссии.

Поэтому никакой речи о торговых войнах действительно не идет. Вместе с тем необходимо беречь и лелеять те достижения интеграции, которые уже есть. Это все еще растущий организм, ему противопоказаны любые стрессы и встряски, особенно если они имеют неэкономический, мотивированный характер.

«Р»: Россия и Казахстан уже члены ВТО. А вот перспективы Беларуси в этом вопросе совершенно неясны. Как это обстоятельство может влиять на согласованную экономическую политику?

— ВТО ни в коей мере не мешает нашей внутренней интеграции. Более того, ЕАЭС создан на правилах и нормах этой международной организации. Реализация тех или иных обязательств наших стран перед ВТО согласовывается с партнерами по союзу. Так, например, в рамках вступления в организацию Казахстан принял более низкие обязательства по сравнению с обязательствами ЕАЭС по 3,5 тыс. товарных позиций. В частности, это касается таких товарных позиций, как импортные медикаменты, медицинское оборудование, промышленное оборудование, которое импортируется казахстанскими горнодобывающими компаниями, а также транспортные средства, в том числе, кстати, и легковые автомобили.

По таким позициям Казахстан как член ВТО будет применять более низкие пошлины, чем единый таможенный тариф ЕАЭС. В связи с этим в октябре прошлого года Высшим Евразийским экономическим советом принято решение, в соответствии с которым Казахстан берет на себя обязательство обеспечивать использование таких товаров (ввезенных из третьих стран по более низким импортным пошлинам (ставкам ВТО)) только в пределах своей территории и принимать меры по недопущению вывоза таких товаров на территории других государств союза. Астаной выработана собственная нормативная база по реализации данных решений. Остальные страны поддержали Казахстан и способствовали выработке решений, приемлемых для всех. Уверен, когда придет время вступления в ВТО Беларуси, все партнеры также проявят максимальную гибкость.

«Р»: Не так давно опять была поднята тема создания единого товарного знака «Сделано в ЕАЭС». Соответствующее соглашение планируется подписать в 2016 году. Объясните, пожалуйста, о чем идет речь? Как такие решения могут помочь нашим производителям и, самое главное, что это даст потребителям?

— Уточню, это не товарный знак, а инструмент маркировки товаров. Вопрос создания единого знака «Сделано в ЕАЭС» возник в связи с наличием соответствующей нормы в Договоре о ЕАЭС. В рамках реализации положений статьи 41 ЕЭК осуществляет проработку вопроса введения маркировки товаров государств союза знаком соответствия добровольным стандартам повышенного качества. Предполагается, что такая маркировка будет свидетельствовать о том, что маркированные товары отвечают требованиям стандартов государств ЕАЭС, международных стандартов и стандартов стран, в которые поставляются эти товары. Маркировка должна стать одним из инструментов развития экспорта и позиционирования товаров союза на внешних рынках.

Собственно по товарному знаку ЕАЭС мы планируем подписать соответствующее соглашение до конца 2016 года. По Договору о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров ЕАЭС. Сторонами завершены внутригосударственные процедуры, необходимые для его подписания.

«Р»: Вопрос перспектив создания единой валюты в ЕАЭС вам, наверное, уже даже неприятен, настолько часто его задают коллеги. Оно и понятно — говорить об этой теме до тех пор, пока у нас не выстроен единый финансовый рынок, несколько преждевременно. Но были ли за последний год приняты какие-то конкретные решения, чтобы сделать валютно-финансовую политику стран ЕАЭС более согласованной?

— Хочу еще раз подчеркнуть: на любое интеграционное решение должен быть реальный экономический заказ, запрос от бизнеса или граждан. Интеграция просто ради интеграции бессмысленна и неэффективна. И на создание единой валюты сейчас запроса нет. Это подтверждается и цифрами, и характером взаимодействий между государствами и бизнесом стран. Проведение единой денежно-кредитной политики на практике потребует проведения единой бюджетной и налоговой политики, чему нет предпосылок ни в Договоре о ЕАЭС, ни в обсуждениях между сторонами.

Вы и сами понимаете: прежде чем начинать предметно обсуждать создание в перспективе валютного союза, необходимо проведение государствами ЕАЭС согласованной политики в финансовой сфере, принятие мер по координации курсовой политики, эффективной координации ключевых экономических решений. Нами проводится работа по формированию механизма валютной либерализации в рамках союза. Так, разработан и отправлен в сентябре 2015 года на внутригосударственное согласование проект Соглашения о согласованных подходах к регулированию валютных правоотношений и принятии мер либерализации. Документ предполагает снятие валютных ограничений при проведении между резидентами государств — участников ЕАЭС расчетов, связанных с передачей товаров, выполнением работ, оказанием услуг, участием в уставном капитале юридических лиц другого государства ЕАЭС, приобретением государственных и других ценных бумаг, обслуживанием кредитов, гарантий и другим.

Совместно с Московской биржей проводится работа по развитию интегрированного валютного рынка. Практическим результатом его формирования является реальное обеспечение доступа к участию в торгах на бирже белорусских и казахстанских коммерческих банков. В целом же очевидно, что сегодня требуется более широкая координация различных политик в финансово-экономической сфере. ЕЭК предлагает рассмотреть возможность и целесообразность формирования системы обеспечения финансовой стабильности на уровне ЕАЭС.