Жүйеге кіру
ЕЭК Алқасының Төрағасы Тигран Саркисянның ЕАДБ конференциясында сөйлеген, «Ведомости» газетінде «Толық интеграцияланбауды еңсеру» атты жарияланған сөзінің тезистері

ЕЭК Алқасының Төрағасы Тигран Саркисянның ЕАДБ конференциясында сөйлеген, «Ведомости» газетінде «Толық интеграцияланбауды еңсеру» атты жарияланған сөзінің тезистері

14.12.2016

Я считаю, что есть огромный потенциал для экономического роста в евразийском пространстве, который еще не задействован. И я думаю, что основным инструментом, который мог бы сильно стимулировать экономический рост в наших странах, может являться именно этот наднациональный институт, который сегодня создан. Потому что основная наша миссия заключается в том, что мы должны суметь обобщить наилучшие практики, которые накоплены в странах, и исходя также из международного опыта, из опыта Европейского союза внедрять эти новые наднациональные институты, которые должны стимулировать экономический рост в наших странах. Аксиоматика, которая лежит в основе нашего Союзного договора, заключается в следующем: если мы создадим единое экономическое пространство, снимем барьеры и ограничения, изъятия, создадим условия для свободного перемещения товаров, услуг, капитала, рабочей силы, то это само уже по себе содержит очень серьезный потенциал для экономического роста.


Гармонизировать институты


Поэтому первое направление нашей деятельности – это снятие всех барьеров, изъятие ограничений, которые на сегодняшний день существуют. Как мы это будем делать? На сегодняшний день мы разрабатываем «Белую книгу», в которой подробно излагаем, какие сегодня существуют пока еще барьеры в торговле между нашими странами. Это очень важный документ, проект которого мы разослали всем правительствам и ждем от них реакции. Потому что наша задача – сделать график работ, как можно быстрее снять все эти барьеры, ограничения и изъятия. Второе направление деятельности – это внедрение новых стандартов. Как мы оцениваем потенциал экономических преобразований, которые существуют сегодня в Евразийском экономическом союзе? Прежде всего, мы учитываем опыт Европейского союза, какие инструменты они использовали для оценки потенциала этих экономических преобразований. Существует набор показателей, которые выявляют расхождения, существующие в наших моделях, в наших странах, в институтах, которые мы должны создавать, общие единые институты. Оценивается глубина разрыва и вырабатываются меры, как все это сгладить. И в этом плане существует потенциал для роста.


Поменять поведение людей


Теперь относительно того, как реализовать этот потенциал, по каким каналам мы должны стимулировать экономический рост. Прежде всего я хочу выдвинуть следующую гипотезу. Что означает осуществлять экономические преобразования или институциональные преобразования? Прежде всего, это означает, что мы должны поменять поведение людей. Поведение конкретного человека, поведение группы людей, поведение общества. И как мы должны осуществлять эти изменения? Команда, которая занимается реализацией наших целей, должна суметь четко определить приоритеты для себя, в каких направлениях мы должны прежде всего осуществить эти изменения. Потенциал интеллектуальный для осуществления реформ ограничен, и поэтому мы должны этот ресурс использовать правильно, и мы должны суметь найти приоритетные направления, где мы должны осуществить эти изменения. Прежде всего, у нас в голове должна быть четкая картина, в голове тех людей, которые принимают решения. Это первая важная задача: мы должны четко определиться, что хотим менять, как хотим менять. Второе – мы должны на этой базе создавать нормативные документы, которые регламентируют, как эти изменения должны произойти, какое новое поведение мы должны внедрять. Третье – это навыки, т. е. это означает, что должен быть диалог с реальным сектором, они должны видеть, что мы делаем, как мы делаем, что мы меняем и как они сами должны меняться в этих условиях.


Следуя Союзному договору


Что заложено в Союзном договоре? Первое направление – мы должны создавать единое пространство, единые каноны. Второе направление – мы должны создавать общие рынки. Третье направление – что мы должны координировать. Четвертое направление – гармонизация. Эти направления определены в Союзном договоре, и по всем этим направлениям у нас должны быть инструменты, как мы все это реализуем.


Я приведу конкретный пример, чтобы было понятно, как все это работает. Переход к инфляционному таргетированию. Армения первая из стран Евразийского экономического союза осуществила этот переход. Как он осуществлялся? Прежде всего, команда Центрального банка приходит к пониманию необходимости перехода к этой новой системе. То есть эта команда начинает набирать знания, навыки, как это можно сделать, после чего создаются соответствующие документы, проходят обучение люди, которые должны это реализовать, в самом Центральном банке. Каноны определяются, принимаются решения.


Второй этап – это диалог уже с коммерческими банками, основными игроками этого рынка. Как работают новые каноны инфляционного таргетирования? Как работает Центральный банк с обществом, с бизнесом? Какие месседжи дает Центральный банк? Какими инструментами Центральный банк формирует ожидания? Как благодаря игре с этими ожиданиями мы работаем с процентными ставками и определяем вообще, как мы будем добиваться тех целей по инфляции, которые у нас есть. Это означает, что меняется поведение Центрального банка, меняются каноны поведения, нормативные документы. Одновременно диалог с частным бизнесом, который должен понять логику действий Центрального банка, и исходя из этого они тоже должны поменять свои навыки. То есть это означает, что специалисты коммерческих банков тоже должны пройти обучение, для них должны быть понятны месседжи, которые в установленном формате и логике все время Центральный банк направляет им. Они должны грамотно реагировать на эти месседжи.


У нас пять стран и разные этапы внедрения инфляционного таргетирования: Армения, Россия, Казахстан, Киргизия уже далеко продвинулись в этом плане, пока еще Белоруссия отстает. Задача, которая стоит перед нами, – создать единое поле и гармонизировать все это, потому что для нас принципиально важное значение имеет также и макроэкономическая общая ситуация, условия торговли. Так как очевидно, что, если у нас разные уровни инфляции, разный обменный курс, это и формирует условия торговли внутри союза. И это мешает формированию единого экономического пространства, единого рынка.


Внешний контур


Наконец, еще одно направление нашей деятельности – внешний контур, где мы тоже имеем наднациональные полномочия: нам делегировали национальные правительства эти полномочия. И мы создаем новые институты, которые бы позволяли сводить позиции пяти стран воедино, когда мы ведем переговоры с Китайской Народной Республикой по «Шелковому пути» или когда мы ведем переговоры с Ираном, с Индией, с Египтом, с Израилем, позволяли учитывать интересы экспортеров, учитывать потенциал, который есть в наших странах. А для этого нужен определенный набор инструментов, как мы это все сводим воедино. Плюс мы должны придумать институт уполномоченных людей, которые от каждой стороны имеют право принимать решения в переговорном процессе. Это первое. И второе – как мы организуем уже от имени всех пяти стран переговоры с вышеперечисленными нашими партнерами. Здесь тоже есть определенный набор инструментов, который должен повысить эффект от нашей деятельности. То есть направлений деятельности очень много, и логика, как мы должны осуществлять эти изменения, тоже нам понятна.


Оцифровка общего пространства


У нас в комиссии есть убежденность, что существует очень серьезный потенциал и для интеграции, и для экономического роста в оцифровке нашего единого экономического пространства. Мы хотим продвигаться быстрыми темпами вперед, логика понятна: как мы можем выстроить единое информационное цифровое пространство, какими нормативными документами мы должны регулировать эти отношения, какой диалог должен быть с частным сектором и как частный сектор должен реагировать.


Есть одна особенность, которая присуща современному этапу развития в мировом масштабе. Эта особенность заключается в том, что наши страны, наше политическое руководство, экономическое руководство работает сейчас в режиме реагирования на кризисные ситуации, – это такое ручное управление, и в большей степени нацелено на решение тактических задач. В то время как, скажем, в IT-секторе, когда мы общаемся с людьми, то видим, что они в отличие от нас думают в более долгосрочной перспективе. То есть мы заняты решением тактических задач, они заняты решением стратегических задач, и у них более глобальное видение будущего, потому что для них очень важно выявить глобальные тренды, чтобы выбрать правильную бизнес-концепцию развития. И такая интересная сейчас складывается ситуация и диалог с бизнесом, который именно нас подталкивает на принятие более стратегических решений. И я считаю, что этот диалог имеет принципиально важное значение для выявления потенциала экономического роста в наших странах. И я уверен, что есть огромный потенциал, пока еще не задействованный, и нам необходимо преодолевать эту недоинтеграцию.