Вход
Մաքսային համագործակցության հարցերով Նախարար Վլադիմիր Գոշինի հեղինակային հոդվածը՝ «Ապրանքների դասակարգումը ԵՄ-ում»՝ «Մաքսային կարգավորում. Մաքսային վերահսկողություն» ամսագրի համար, Սեպտեմբեր 2015 թ.

Մաքսային համագործակցության հարցերով Նախարար Վլադիմիր Գոշինի հեղինակային հոդվածը՝ «Ապրանքների դասակարգումը ԵՄ-ում»՝ «Մաքսային կարգավորում. Մաքսային վերահսկողություն» ամսագրի համար, Սեպտեմբեր 2015 թ.

28.09.2015

В статье исследуются отдельные вопросы классификации товаров для таможенных целей в контексте деятельности Европейского суда правосудия.

С вступлением в силу с 1января 2015г. Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г. начался новый этап в развитии экономических отношений между государствами-членами до недавнего времени составляющих Таможенный союз Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации. С присоединением в 2015 г. Республики Армения и предстоящим присоединением Кыргызской Республики к Евразийскому экономическому союзу (далее – ЕАЭС, Союз) значимость этого интеграционного объединения, без сомнения, только возросла. Выстраивая более эффективные интеграционные механизмы взаимодействия между государствами-членами ЕАЭС, эксперты Евразийской экономической комиссии (далее - ЕЭК), а также государств-членов Союза изучают зарубежный опыт, в том числе в сфере таможенного администрирования. Одним из успешных примеров экономической интеграции в этой связи является опыт Европейского союза (ЕС), который имеет многолетнюю историю. Следует добавить, что на протяжении значительного периода времени Европейский суд правосудия (далее – Суд, ЕСП) играет центральную роль в развитии законодательства ЕС, принимая решения, которые носят обязательный характер для судов государств-членов ЕС. Считается, что решения Суда относят к группе источников «вторичного права», имеющих силу прецедента.

Сфера таможенного регулирования многогранна и основывается на различных институтах таможенного права, одним из которых является институт классификации товаров для таможенных целей. Рассмотрим отдельные положения этого института сквозь призму таможенного права ЕС, а также некоторых решений Европейского суда правосудия.

Обязанность классифицировать товары в соответствии с Таможенным кодексом ЕС (далее – ТК ЕС) выполняется таможенными органами, которые определены в статье 4 (3) ТК ЕС как органы власти, ответственные в частности за применение таможенных правил. В рамках Европейских Сообществ, которые являются Таможенным союзом и применяют общий таможенный тариф при осуществлении торговли между государствами-членами ЕС и третьими странами, администрации государств-членов несут ответственность за все операции, связанные с применением Товарной номенклатуры, в том числе за подготовку классификационных решений (classification decision).[1] Согласно судебной практике Европейского суда правосудия, тарифная классификация осуществляется на основе «объективных характеристик и свойств продукции, которые могут быть установлены при производстве таможенного оформления». Данное положение сформулировано по результатам рассмотрения дела C-38/76 Industriemetall Luma GmbH v Hauptzollamt Duisburg о классификации товара – пластин (notched plates), получаемых из отходов и остатков металла путем переплавки – в соответствии с Общим таможенным тарифом.[2] При этом инструменты для классификации товаров, которые могут быть применимы на всей территории Европейского сообщества, включают правила о классификации (classification regulations), пояснения (explanatory notes) и мнения Гармонизированной системы описания и кодирования товаров,[3] пояснения ЕК, мнения Комитета по Таможенному кодексу, а также решения BTI.[4]

В соответствии со статьей 9 (1) (а) Регламента № 2658/87[5] Комиссия может принять правила о классификации товаров (classification regulations). Такие правила о классификации принимаются Комиссией в соответствии с процедурой, упомянутой в статье 10 Регламента № 2658/87, который ввел в действие Комбинированную номенклатуру ЕС. Следует отметить, что упомянутая номенклатура разработана в целях соответствия требованиям Единого таможенного тарифа, статистики внешней торговали Сообщества и основывается на Гармонизированной системе описания и кодирования товаров, разработанной Советом по таможенному сотрудничеству (ВТамО), которая введена в действие Международной конвенцией, заключенной в Брюсселе 14.06.1983 и одобренной со стороны Сообщества Решением Совета 87/369/EEC от 07.04.1987.[6]

Правила о классификации определяют тарифную субпозицию, которая должна применяться к конкретному товару, описанному в Регламенте, а также может быть установлена по аналогии[7] к продуктам схожими с продуктами, описанными в правилах (см. дело C-130/02. Krings GmdH v Oberfinanzdirektion Nurberg).[8] В то же время, правила классификации[9] являются обязательными на всей территории Сообщества в соответствии со статьей 249 (2) Договора о ЕС, но не могут изменять Комбинированную номенклатуру Европейского сообщества (см. дело C-401/93. GoldStar Europe GmbH v Hauptzollamt Ludwigsshafen).[10]

Рассмотрим отдельные решения ЕСП по вопросам классификации товаров, которые, на наш взгляд, могут быть приняты во внимание экспертами ЕЭК при разработке проектов решений Коллегии ЕЭК о классификации отдельных видов товаров в соответствии с правом Союза. В частности, на сегодняшний день при подготовке проекта решений о классификации товара Департамент таможенного законодательства и правоприменительной практики ЕЭК к проекту решения Коллегии ЕЭК прилагает справку, в которой отражены описание отдельного вида товара с указанием его функционального назначения и характеристик; в зависимости от характера отдельного вида товара: информация об области его использования, его основных свойствах и характеристиках, а также другие сведения, влияющие на определение классификационного кода отдельного вида товара по ТН ВЭД ЕАЭС; обоснование классификационного кода отдельного вида товара, приведенного в проекте решения Комиссии о классификации, с указанием примененных Основных правил интерпретации Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности. При этом эксперты ЕЭК для обоснования своей позиции в контексте международного опыта и правоприменительной практики в сфере таможенного дела нередко ссылаются на (1) пояснения Гармонизированной системы описания и кодирования товаров, (2) мнения ВТамО о классификации товаров, (3) пояснения Комиссии к Комбинированной номенклатуре ЕС, а также на (4) базу классификационных решений BTI.

В этой связи зададимся вопросом о правомерности отсылок в информационно-аналитических материалах ЕЭК на пояснения и мнения ЕС и ВТамО о классификации товаров при подготовке проектов решений Коллегии ЕЭК, а также значении и юридической силе перечисленных актов при классификации товаров в Европейском союзе в контексте решений Европейского суда правосудия. Рассмотрим эти вопросы более предметно.

(1) Пояснения Гармонизированной системы описания и кодирования товаров, а также мнения ВТамО о классификации товаров.

В соответствии со статьей 7 (1) (b) Международной конвенции о Гармонизированной системе кодирования и описания товаров Комитет может подготовить пояснения, классификационные мнения и другие рекомендации (advice) в качестве руководства (guideline) по интерпретации ГС. В рамках рассмотрения дел в сфере таможенного регулирования ЕСП отметил, что, даже если они обычно не являются обязательными согласно законодательству Сообщества, пояснения ГС и классификационные мнения Всемирной таможенной организации являются важной помощью при интерпретации Единого таможенного тарифа (см. дело C-396/02. DFDS BV v Inspecteur der Belastingdienst).[11] В деле 14/70, Deutsche Bakels GmbH v Oberfinanzdirektion Munchen указано, что пояснения и мнения ВТамО[12] являются средством интерпретации, а также представляют значения и пределы индивидуальных тарифных позиций. При этом, в случае отсутствия соответствующих положений, изданных Сообществом, по этой причине их влияние (authority) на интерпретацию Номенклатуры не может быть проигнорировано институтами, которых побуждают применять положения Сообщества, инкорпорирующие Брюссельскую номенклатуру. В этом же деле уточняется, что если не изданы пояснения Сообщества в отношении тарифных позиций Единого таможенного тарифа, соблюдение этих пояснений и мнений является полезным средством обеспечения единообразной интерпретации и применения общего внешнего тарифа на всех границах общего рынка.[13]

Вследствие этого, Европейский суд правосудия также решил, что интерпретация Гармонизированной системы описания и кодирования товаров, утвержденной Советом ВТамО, является обязательной для Сообщества, когда она отражает общую практику, которой следуют государства-члены, если только не является несовместимой с названием заголовков или идет явно за пределы права (discretion), предоставленного Всемирной таможенной организации.[14]

Для сравнительного анализа добавим, что в соответствии с пунктом 7 статьи 52 ТК ТС в целях обеспечения единообразного толкования ТН ВЭД ЕАЭС на основании предложений таможенных органов государств-членов ЕАЭС Евразийская экономическая комиссия публикует решения и разъяснения по классификации отдельных видов товаров.[15] При этом согласно Решению Коллегии ЕЭК от 02.12.2013 № 284[16] таможенная служба может направить предложения о классификации отдельных видов товаров по ТН ВЭД ТС в т.ч. на основании решения Объединенной коллегии таможенных служб государств-членов Таможенного союза, если в решении этого консультативного органа предусматривается необходимость принятия решения Комиссии о классификации, основанного на классификационном мнении, принятом Комитетом по Гармонизированной системе Всемирной таможенной организации.[17] Таким образом, при наличии достаточных оснований и соблюдения установленных правом ЕАЭС процедур, мнение ВТамО может трансформироваться в отдельное решение Коллегии ЕЭК о классификации отдельного вида товара.

Пояснения Комиссии к Комбинированной номенклатуре.

Как отмечено в отчете Всемирной торговой организации «Европейские сообщества – выбранные таможенные вопросы», в соответствии со статьей 9 (1) (а) Регламента № 2658/87, Комиссия может издать пояснения к Комбинированной номенклатуре Европейского сообщества.[18] Такие пояснения принимаются Комиссией в соответствии с процедурой, предусмотренной статьей 10 Регламента.[19] Пояснения могут разъяснять конкретные вопросы тарифной классификации, возникающие при применении комбинированной номенклатуры, но отличаются от пояснений, которые вводят главы этой номенклатуры. Так, в деле 183/73 Osram GmbH v Oberfinanzdirection Frankfurt/Main указано, что пояснения Комиссии, составляя важный фактор в интерпретации Единого таможенного тарифа, не могут изменять его текст, а также вводные пояснения к главам[20], которые являются интегральной частью Тарифа.[21] В другом деле - 149/73 Otto Witt KG v Hauptzollamt Hamburg-Ericus Европейский суд правосудия закрепляет положение, согласно которому пояснения к Общему таможенному тарифу (хотя и являются важным фактором при интерпретации во всех делах, где положения тарифа вызывают неопределенность) не могут изменять эти положения, значение и пределы которых достаточно ясные.[22] Как и в вышерассмотренном случае (применение пояснений Гармонизированной системы описания и кодирования товаров, а также мнений ВТамО) пояснения к Комбинированной номенклатуре не являются юридически обязательными, и не могут ее изменять. Тем не менее, ЕСП неоднократно признал, что пояснения оказывают важную помощь в интерпретации номенклатуры.[23]

Аналогичная позиция ЕСП отражена в деле № 259/97 Uve Clees v Hauptzollamt Wuppertal. Рассматриваемое дело представляет интерес в связи с высказанной позицией ЕСП о взаимосвязи решений ЕСП и пояснений Комиссии о классификации товаров. Так, по мнению ЕСП, содержащаяся в решениях Суда интерпретация, положения, которое касается тарифной классификации, не может быть изменено принятием пояснений Комиссии.[24] Здесь же ЕСП отмечает, что такие пояснения (notes) составляют важное средство обеспечения единообразной интерпретации Комбинированной номенклатуры ЕС таможенными органами государств-членов, но не обладают обязательным характером.

(3) Мнения Комитета по Таможенному кодексу.

Исследуя европейский опыт применительно к вопросу совершенство-вания таможенного администрирования в ЕАЭС, нельзя не отметить роль консультативных органов Европейского союза, оказывающих влияние на нормотворческий процесс в сфере таможенного дела. Значимую роль в этом вопросе играет Комитет по Таможенному кодексу (далее – Комитет ТК), на платформе которого обсуждаются проблемы и правовые инициативы совершенствования таможенного регулирования в ЕС. В этом контексте отметим, что на основании статьи 8 Регламента № 2658/87[25] Комитет ТК может принять мнения по вопросам, связанным с применением и толкованием Комбинированной номенклатуры ЕС. Такие мнения отличаются от мнений, которые Комитет принимает в контексте комитологической процедуры о мерах, предложенных Комиссией.[26] Применительно к классификации товаров в ЕС сошлемся на объединенные дела № 69/76 и 70/76 Rolf H. Dittmeyer v Hauptzollamt Hamburg-Waltershof, в рамках рассмотрения которых ЕСП постановил, что мнения, принятые Комитетом ТК не являются юридически обязательными. В то же время, отмечает ЕСП, такие мнения являются важным средством обеспечения единообразного применения таможенного тарифа со стороны властей государств-членов и, как таковые, могут быть рассмотрены в качестве действительной помощи интерпретации таможенного тарифа. Тем не менее, мнения Комитета ТК не имеют юридически обязательной силы, и, таким образом, где это уместно, необходимо рассмотреть вопрос, соответствует ли их содержание фактическим положениям Единого таможенного тарифа, и не изменяют ли они смысл этих положений.[27]

В свете вышеизложенного нельзя не отметить, что на платформе ЕЭК функционирует Консультативный комитет по таможенному регулированию, в рамках которого государства-участники ЕАЭС в лице своих таможенных органов рассматривают широкий спектр вопросов по совершенствованию таможенного администрирования, в т.ч. правовых инициатив в сфере таможенного дела. Следует сказать, что действующий порядок принятия решений Коллегией ЕЭК о классификации отдельных видов товаров[28] не предусматривает взаимодействие с Консультативным комитетом по таможенному регулированию, на заседаниях которого могут быть приглашены представители предпринимательского сообщества государств-участников ЕАЭС. Принимая во внимание имеющие место в рамках нормотворческого процесса ЕАЭС разные подходы при классификации отдельных видов товаров по ТН ВЭД ЕАЭС экспертами ЕЭК, таможенными органами и представителями предпринимательского сообщества, в целях устранения возможных разногласий с участниками ВЭД по вопросам классификации товаров в соответствии с актами, принимаемыми ЕЭК, представляется целесообразным наиболее важные вопросы в этой области рассматривать в рамках указанного консультативного комитета ЕЭК. При этом, согласно установленному порядку для эффективного диалога могут быть приглашены представители департаментов таможенно-тарифного и нетарифного блока Евразийской экономической комиссии. Мнение Комитета по таможенному регулированию о классификации отдельных видов товаров может оформляться в виде отдельной записи в протоколе заседания Комитета и в последствии выступать дополнительным аргументом при обосновании позиции ЕЭК в принимаемых решениях Коллегии.

(4) Что касается дел ЕСП по решениям BTI, то в контексте изучения европейского опыта таможенного администрирования, интерес[29] представляет, на наш взгляд, не само решение BTI как акт таможенного органа государства-члена ЕС по классификации отдельного вида товара, а правовые конструкции и механизмы защиты интересов экономических операторов в Европейском союзе при совершении экспортно-импортных операций. В основе этого тезиса лежит анализ решения ЕСП по делу C-133/02 and 134/02[30], а также положений ТК ЕС. Справочно отметим, что уведомление BTI (BTI notice) является документом, с помощью которого таможенные органы государств-членов ЕС информируют торговые компа-нии, по их запросу, о тарифной позиции (установленной таможенной номенклатурой), по которой должны классифицироваться товары, которые торговые компании намерены импортировать или экспортировать. Эта информация, включающая в себя степень интерпретации таможенной номенклатуры, позволяет торговым компаниям спрогнозировать уровни импортной и экспортной пошлины (которые они, скорее всего, будут уплачивать), а также для расчета общего объема экспортной компенсации (export refund) (который они могут получить в соответствии с общей сельскохозяйственной политикой).[31] В соответствии с таможенным законодательством ЕС таможенные органы обязаны издать BTI и соблюдать указную в нем (классификационном решении) информацию для классифика-ции товаров в течение определенного периода времени для завершения таможенных формальностей при совершении экспортных и импортных операций.[32] Следует добавить, что в ЕАЭС аналогом правового института BTI является институт принятия предварительных решений о классификации товаров таможенными органами государств-членов ЕАЭС, закрепленный в статьях 52-57 ТК ТС.

Возвращаясь к делу C-133/02 and 134/02 отметим, что ЕСП рассмотрел вопрос о решении BTI, принятом инспектором[33] в отношении Timmermans Transport. Действующее на тот момент решение (BTI) по классификации товаров (один из товаров - стеклянная люстра[34]) было отозвано по результатам углубленной проверки и проведения консультаций с таможенными органами соседних районов. По мнению инспектора, товар должен был классифицироваться в другой товарной позиции. В дополнение отметим, что в последствие возобновлённое решение вступило в силу в день его принятия. Вопрос, поставленный перед ЕСП заключался в следующем: обеспечивает ли статья 9 (1) Таможенного кодекса Сообщества в совокупности со статьей 12 (5) (а) (iii) таможенные органы правовой основой для отзыва [BTI], если эти органы изменяют интерпретацию в нем правовых положений, применимых к тарифной классификации рассматриваемых товаров, даже если изменение произведено в течение шестилетнего периода. В рамках рассмотрения дела суд отметил, что вопрос о BTI сформирован на основании интерпретации таможенными органами правовых положений, применимых к тарифной классификации рассматриваемых товаров и подлежит надлежащему обоснованию для такой интерпретации. По мнению ЕСП, если при более детальном рассмотрении таможенные органы полагают, что та интерпретация ошибочна, следуя проведенному анализу ошибки или изменению видения в отношении тарифной классификации, они имеют право решать, что одно из условий, установленных для подготовки BTI, больше не выполняется, и отозвать (revoke) BTI с целью изменения тарифной классификации соответствующих товаров.[35] Таким образом, компетенция таможенных органов изменять классификационные решения не подверглась сомнению Европейским судом правосудия.

Важным в рамках рассматриваемого дела, на наш взгляд, является акцентирование ЕСП внимания на том, что для того, чтобы защитить правовую определенность, законодательной властью Сообщества заложены особые правила в Статье 12 (6) Таможенного кодекса Сообщества, которые также распространяется на аннулирования (revocations), произведенные в соответствии со статьей 12 (5) (а) (iii), и в соответствии с которой, при определенных условиях BTI остается в силе в течение определенного периода после его отмены.[36] Собственно, что и было реализовано компанией Hoogenboom Production Ltd. – одной из участниц рассматриваемых дел, - для которой таможенные органы предоставили возможность классифицировать товары по отменному коду (отменено 06.10.1998 г.), указанному в BTI, до 31.12.1998г.[37]

В рамках сравнительного правоведения отметим принципиальное отличие института предварительной классификации товаров таможенными органами государств-членов ЕС и ЕАЭС. Согласно части 2 пункта 2 статьи 56 ТК ТС решение о прекращении действия предварительного решения вступает в силу со дня принятия предварительного решения.[38] Т.е., если таможенный орган принял, например, неправильное классификационное решение по запросу участника ВЭД, то в случае его отмены через некоторое время, этот же участник ВЭД обязан будет произвести перерасчет таможенных пошлин с даты принятия такого решения. А в случае, если согласно новому классификационному коду, указанному в решении, ставка пошлины будет выше, чем прежняя, то участник ВЭД может понести значительные убытки. В отличие от отечественного, зарубежный законода-тель максимально защитил экономических операторов ЕС, предоставив им возможность в случае отмены неправильного кода, указанного в классификационном решении BTI, производить таможенное оформление товаров в течение последующих 6 месяцев на основании ранее выданного классификационного решения BTI в рамках исполнения обязательств по ранее заключенным контрактам на поставку товаров.

Таким образом, выявленная проблема и правовые механизмы ее разрешения в ЕС и ЕАЭС отличаются. Как следствие, в судебных органах государств-членов ЕАЭС имеет место значительный объем споров, связанных с отменой таможенными органами предварительных решений по классификации товаров.

На основании вышеизложенного сформулируем выводы.

Пояснения Гармонизированной системы описания и кодирования товаров; мнения ВТамО о классификации товаров; пояснения Комиссии к Комбинированной номенклатуре ЕС; а также классификационные решения BTI являются важными инструментами интерпретации и применения Единого таможенного тарифа. За исключением классификационных решений BTI, иные перечисленные инструменты не имеют обязательного характера, однако являются важными средствами обеспечения единообразной интерпретации ЕТТ. В то же время, интерпретация Гармонизированной системы описания и кодирования товаров, утвержденной Советом ВТамО, является обязательной для Сообщества, когда она отражает общую практику, которой следуют государства-члены, если только не является несовместимой с названием заголовков или идет явно за пределы права, предоставленного Всемирной таможенной организации.

Право ЕАЭС не содержит запрета на использование в качестве справочно-аналитического материала перечисленные инструменты при подготовке проектов решений Коллегии ЕЭК по классификации отдельных видов товаров (в соответствии с установленным порядком). По нашему мнению, такая отсылка носит лишь информационный характер о правоприменительной практике в государствах-членах ЕС в части применяемых подходов при классификации товаров.

Классификационное мнение ВТамО не является обязательным для целей интерпретации ТН ВЭД ЕАЭС и применения Таможенного тарифа ЕАЭС. В то же время при наличии достаточных оснований и соблюдении установленных правом ЕАЭС процедур,[39] мнение ВТамО может трансформироваться в отдельное решение Коллегии ЕЭК о классификации отдельного вида товара.

Исследование практики таможенного администрирования в Европейском союзе сквозь призму решений Европейского суда правосудия позволило сформулировать следующие выводы:

(1) В рамках нормотворческого процесса в ЕАЭС и унификации подходов при классификации отдельных видов товаров по ТН ВЭД ЕАЭС экспертами ЕЭК, таможенными органами и представителями предпринима-тельского сообщества, представляется целесообразным наиболее важные вопросы в этой области рассматривать в рамках Консультативного комитета по таможенному регулированию при ЕЭК. Результатом такой работы может стать мнение Консультативного комитета по таможенному регулированию, касающиеся классификации товаров.

(2) Институт принятия предварительных решений в ЕС и ЕАЭС принципиально отличается в части защиты интересов экономических операторов (участников ВЭД). Существующие механизмы отмены классификационных решений таможенными органами государств-членов ЕАЭС несоразмерны с рисками участников ВЭД, которые могут наступить в результате отмены таких решений. В целях совершенствования таможенного администрирования в ЕАЭС предлагается рассмотреть возможность имплементации европейского опыта применительно к рассматриваемому институту.

Использованные источники

1. European Communities – selected customs matters: report of the panel. World trade organization. WT/DS315/R. 16 June 2006.

2. Case 149/73. Otto Witt KG v Hauptzollamt Hamburg-Ericus, para 3 [12.12.1973].

3. Case 183/73. Osram GmbH v Oberfinanzdirection Frankfurt, para 12 [08.05.1974].

4. Case C-38/76. Industriemetall Luma GmbH v Hauptzollamt Duisburg [16.12.1976].

5. Joined cases 69/76 and 70/76. Rolf H. Dittmeyer v Hauptzollamt Hamburg-Waltershof, para 4 [15.02.1977].

6. Council Regulation (EEC) No 2658/87 of 23 July 1987 on the tariff and statistical nomenclature and on the Common Customs Tariff. OJL 256, 7.9.1987, p. 1-675.

7. Case C-401/93. GoldStar Europe GmbH v Hauptzollamt Ludwigsshafen, para. 19 [13.12.1994].

8. Case 259/97. Uve Clees v Hauptzollamt Wuppertal , para 12 [13.12.1998].

9. Case C-130/02. Krings GmdH v Oberfinanzdirektion Nurberg, Para 35 [04.03.2004].

10. Case C-396/02. DFDS BV v Inspecteur der Belastingdienst – Douanedistrict Rotterdam, para. 28 [16.09.2004].

11. Case C-396/02. DFDS BV v Inspecteur der Belastingdienst – Douanedistrict Rotterdam, para. 28 [16.09.2004].

12. Case 14/70, Deutsche Bakels GmbH v Oberfinanzdirektion Munchen, paras 9-10 [08.12.2010].

13. Council Regulation (EEC) No 2658/87 of 23 July 1987 on the tariff and statistical nomenclature and on the Common Customs Tariff. OJL 256, 7.9.1987, p. 1-675.

14. Таможенный кодекс Таможенного союза. Приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества от 27 ноября 2009 г. № 17 //СЗ РФ. 2010. № 50. Ст. 6615.

15. Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 02.12.2013 № 284 «О Порядке принятия Евразийской экономической комиссией решений о классификации отдельных видов товаров» / ИПС «КонсультантПлюс».

 

[1] European Communities – selected customs matters: report of the panel. World trade organization. WT/DS315/R. 16 June 2006. –Page.13.

[2] Case C-38/76. Industriemetall Luma GmbH v Hauptzollamt Duisburg [16.12.1976].

[3] HS explanatory notes and opinions.

[4] Binding tariff information.

[5] Council Regulation (EEC) No 2658/87 of 23 July 1987 on the tariff and statistical nomenclature and on the Common Customs Tariff. OJL 256, 7.9.1987, p. 1-675.

[6] OJ 1987 L 198, p.1.

[7] Became relevant by analogy.

[8] Case C-130/02. Krings GmdH v Oberfinanzdirektion Nurberg, Para 35 [04.03.2004].

[9] Classification regulations.

[10] Case C-401/93. GoldStar Europe GmbH v Hauptzollamt Ludwigsshafen, para. 19 [13.12.1994].

[11] Case C-396/02. DFDS BV v Inspecteur der Belastingdienst – Douanedistrict Rotterdam, para. 28 [16.09.2004].

[12] На тот момент – Совет по таможенному сотрудничеству.

[13] Case 14/70, Deutsche Bakels GmbH v Oberfinanzdirektion Munchen, paras 9-10 [08.12.2010].

[14] Там же.

[15] Пункт 7 статьи 52 Таможенного кодекса Таможенного союза. Приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества от 27 ноября 2009 г. ИПС «Консультант Плюс».

[16] Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 02.12.2013 № 284 «О Порядке принятия Евразийской экономической комиссией решений о классификации отдельных видов товаров» / ИПС «КонсультантПлюс».

[17] См. подпункт «а» пункта 6 Порядка принятия Евразийской экономической комиссией решений о классификации отдельных видов товаров. Утвержден решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 02.12.2013 № 284 «О Порядке принятия Евразийской экономической комиссией решений о классификации отдельных видов товаров» / ИПС «КонсультантПлюс».

[18] European Communities – selected customs matters: report of the panel. World trade organization. WT/DS315/R. 16 June 2006. –Page.14.

[19] Council Regulation (EEC) No 2658/87 of 23 July 1987 on the tariff and statistical nomenclature and on the Common Customs Tariff. OJL 256, 7.9.1987, p. 1-675.

[20] Introductory notes to the chapters.

[21] Case 183/73. Osram GmbH v Oberfinanzdirection Frankfurt, para 12 [08.05.1974].

[22] Case 149/73. Otto Witt KG v Hauptzollamt Hamburg-Ericus, para 3 [12.12.1973].

[23] Case C-396/02. DFDS BV v Inspecteur der Belastingdienst – Douanedistrict Rotterdam, para. 28 [16.09.2004].

[24] Case 259/97. Uve Clees v Hauptzollamt Wuppertal , para 12 [13.12.1998].

[25] Council Regulation (EEC) No 2658/87 of 23 July 1987 on the tariff and statistical nomenclature and on the Common Customs Tariff. OJL 256, 7.9.1987, p. 1-675.

[26] European Communities – selected customs matters: report of the panel. World trade organization. WT/DS315/R. 16 June 2006. –Page.15.

[27] Joined cases 69/76 and 70/76. Rolf H. Dittmeyer v Hauptzollamt Hamburg-Waltershof, para 4 [15.02.1977].

[28] См. Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 02.12.2013 № 284 «О Порядке принятия Евразийской экономической комиссией решений о классификации отдельных видов товаров» / ИПС «КонсультантПлюс».

[29]Для совершенствования таможенного регулирования в ЕАЭС.

[30] Case C-133/02 and 134/02. Timmermans Transport & Logistics BV v Inspecteur der Belastingdienst – Douanedistrict Roosendaal and Hoogenboom Production Ltd v Inspecteur der Belastingdienst – Douanedistrict Rotterdam [22.01.2004].

[31] Timmermans Transport and Hoogenboom Production. Opinion of Advocate General Leger delivered on 11 September 2003. P – I-1127.

[32] Информация BTI по классификации отдельного вида товара действительна в течение 6 лет с даты ее издания таможенными органами.

[33] См. название дела.

[34] C-133/02.

[35] Case C-133/02 and 134/02. Timmermans Transport & Logistics BV v Inspecteur der Belastingdienst – Douanedistrict Roosendaal and Hoogenboom Production Ltd v Inspecteur der Belastingdienst – Douanedistrict Rotterdam, para 25 [22.01.2004].

[36] Там же, para 26.

[37] Timmermans Transport and Hoogenboom Production. Opinion of Advocate General Leger delivered on 11 September 2003 , para 24. – P – I-1131.

[38] Часть 2 пункта 2 статьи 56 Таможенного кодекса Таможенного союза. Приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества от 27 ноября 2009 г. ИПС «Консультант Плюс».

[39] Речь идет, прежде всего, о процедурах, установленных Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 02.12.2013 № 284 «О Порядке принятия Евразийской экономической комиссией решений о классификации отдельных видов товаров» / ИПС «КонсультантПлюс».