Вход
ԵՏՀ մաքսային համագործակցության հարցերով նախարար Վլադիմիր Գոշինի հարցազրույցը «Белта» ԼԳ-ին. «ռեզիդենտության սկզբունքի չեղարկում ԵԱՏՄ-ում. Չարչարանքն արդյոք արժի՞»

ԵՏՀ մաքսային համագործակցության հարցերով նախարար Վլադիմիր Գոշինի հարցազրույցը «Белта» ԼԳ-ին. «ռեզիդենտության սկզբունքի չեղարկում ԵԱՏՄ-ում. Չարչարանքն արդյոք արժի՞»

22.05.2015

29 мая в Астане главы правительств стран Евразийского экономического союза обсудят вопрос о целесообразности отмены принципа резидентства, считающегося одним из главных барьеров во взаимной торговле. Пока же в силу действующего законодательства участники внешнеэкономической деятельности обязаны подавать декларации на товары таможенным органам того государства, в котором они зарегистрированы. Что выиграет белорусский бизнес от отмены данного правила и почему вопрос еще остается не решенным, рассказал корреспонденту БЕЛТА член Коллегии (министр) по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии Владимир ГОШИН.

– Владимир Анатольевич, представители бизнеса связывают отмену принципа резидентства с повышением гибкости логистических цепочек поставок импортируемых и экспортируемых товаров и сокращением финансовых издержек. Расскажите подробнее, как это будет работать.

– Давайте рассмотрим в сравнении. Как работает бизнес сейчас? Допустим, некая казахстанская компания планирует привезти товар из Польши и в дальнейшем продать его в России. В соответствии с действующим законодательством казахстанская компания не вправе осуществлять таможенное декларирование в Республике Беларусь или в Российской Федерации. В связи с этим перевозчик должен при ввозе товара на таможенную территорию союза, то есть в Беларуси, поместить его под таможенную процедуру таможенного транзита для доставки до Казахстана. Поскольку товар является иностранным, при таможенном транзите должно быть представлено обеспечение уплаты таможенных платежей. В дальнейшем импортер в Казахстане декларирует товар, уплачивает таможенные пошлины по ставкам единого таможенного тарифа союза, а также налоги (НДС) по ставкам, предусмотренным казахстанским законодательством. Для дальнейшей реализации товар перевозится в Российскую Федерацию. При этом НДС должен быть уплачен в России, а в Казахстане НДС возмещается продавцу после подтверждения уплаты этого налога в Российской Федерации.

– Достаточно сложная и затратная схема получается. И каким образом отмена принципа резидентства ее упростит?

– В условиях отмены принципа резидентства, если взять за аналогию порядок, действующий в Евросоюзе, казахстанская компания может оформить товар в свободное обращение в Беларуси (самостоятельно или через таможенного представителя). Таможенная декларация подается белорусским таможенным органам и производится уплата таможенной пошлины. При декларировании товара в Беларуси для казахстанской компании не обязательна будет уплата НДС, но в целях контроля за уплатой НДС сведения о таком товаре будут находиться в единой базе таможенных и налоговых органов государств союза. После таможенного оформления товар может быть сразу перевезен в Россию и реализован. После уплаты НДС в Российской Федерации товар снимается с контроля.

Налицо значительные упрощения. Сокращаются как материальные, так и временные затраты участников внешнеэкономической деятельности. Не требуется транзитная перевозка товара до Казахстана, а потом возврат его в место фактического назначения, в нашем примере – в Россию. Также не требуется отвлекать денежные средства на предоставление обеспечения и уплату НДС. Фактически товар с границы поступает в распоряжение субъекта хозяйствования.

– Помимо существенного сокращения временных и финансовых издержек посредством упрощения логистических цепочек, какие бы вы еще преимущества от отмены принципа резидентства выделили для Беларуси?

– На мой взгляд, при отмене принципа резидентства Беларусь с большей эффективностью сможет использовать свое географическое положение и инфраструктурный комплекс. Наша страна, по сути, является связующим звеном между Евросоюзом и государствами - членами ЕАЭС. У нас создана одна из наиболее развитых сетей транспортных коммуникаций и логистических центров в союзе. Территориальное положение и высокоразвитая система логистического обслуживания – два фактора, создающие неоспоримые преимущества для бизнеса, работающего в сфере околотаможенных услуг. Отмена принципа резидентства значительно увеличит количество декларируемых в республике товаров, а это в свою очередь приведет к повышению загрузки логистических терминалов и спроса на услуги белорусских таможенных представителей за счет резидентов иных государств - членов. Как следствие, повысится приток денежных средств в госбюджет.

К тому же, отмена принципа резидентства создаст здоровую конкуренцию между таможенными администрациями стран ЕАЭС.

Что же касается белорусских импортеров, то при ввозе товаров, например, из Китая через Кыргызстан и Россию в Беларусь они значительно снизят издержки за счет возможности отказа от таможенного транзита до Беларуси или от посредников в иных государствах-членах.

– Преимущества очевидны. Тем не менее, вопрос о целесообразности отмены принципа резидентства вызвал у сторон разногласия. Что препятствует принятию, казалось бы, вполне логичного решения?

– Когда бизнес вполне обоснованно говорит о необходимости отмены данного принципа, вопрос всегда адресуется таможне. Но надо понимать, что только отменой статьи 368, в которой в действующем таможенном законодательстве (Таможенный кодекс Таможенного союза) закреплен этот принцип, мы проблему не решим. Давайте рассмотрим, что в себя включает процесс таможенного оформления сегодня.

Первое. Условием экспорта или импорта товаров является представление документов валютного контроля: паспорта сделки, свидетельства о регистрации сделки и т.п. Значит, нужно договариваться, как организовывать процесс взаимного признания документов валютного контроля, выданных в других странах союза, и как в этих условиях обеспечивать надлежащий валютный контроль. А, может быть, проводить его без участия таможенных органов? Серьезный вопрос.

Второе. Если товары ограничены к перемещению через границу, то условием их экспорта или импорта является наличие у декларанта лицензии или иного разрешения контролирующего органа. Что нужно делать - создавать единую союзную базу выданных лицензий?

Третье. Уплата таможенных платежей производится в национальной валюте. Может ли резидент Казахстана приобрести белорусские рубли для уплаты таможенной пошлины без открытия счета в белорусском банке?

Четвертое. При ввозе товаров, кроме таможенной пошлины, должен уплачиваться еще и НДС. По какой ставке – 20% как в Беларуси или 12% как в Казахстане, поскольку товар ввозит казахстанская фирма? Если товар будет вывезен за пределы Беларуси, кому и как возвращать уплаченный НДС? Если представить возможность уплаты НДС в стране регистрации импортера, значит, нужно создавать единую базу таможенных и налоговых служб государств союза по контролю за предоставленной отсрочкой и уплатой налога.

Кроме того, в процессе таможенного оформления или в ходе операций последующего контроля может возникнуть еще целый ряд вопросов, способы и пути решения которых нужно определить до отмены принципа резидентства.

Отмена принципа резидентства повлечет за собой существенные изменения в союзном законодательстве и в налоговом, валютном, внешнеторговом законодательстве государств - членов ЕАЭС.

Объем работы достаточно большой, но не решаемых проблем нет. И, как показывает практика наших соседей – Евросоюза, даже при наличии значительных различий в национальных законодательствах государств-членов отмена принципа резидентства возможна.

– И как это работает у них?

– В соответствии со стандартным правилом в Евросоюзе таможенное декларирование иностранных товаров осуществляется в месте их нахождения. При этом таможенное декларирование может осуществляться как резидентом того государства - члена Евросоюза, в котором находится товар, так и резидентом иного государства-члена. Каких-либо особых условий подачи таможенной декларации в отношении товаров, находящихся, например, в Польше, польскому таможенному органу фирмой, зарегистрированной во Франции, не установлено. При этом в качестве декларанта таких товаров вправе выступать любое лицо, обладающее правом распоряжаться этими товарами. Лицензии и иные разрешительные документы, если товары ограничены к перемещению через таможенную границу Евросоюза, в указанных случаях получает и представляет в таможенный орган декларант.

Если лицо, декларирующее товары, является резидентом государства - члена Евросоюза, в котором такой товар декларируется, при таможенном декларировании уплачиваются как таможенные пошлины, так и налоги. Если лицо является резидентом иного государства - члена Евросоюза, при таможенном декларировании в обязательном порядке уплачиваются только таможенные пошлины. Налоги могут быть уплачены, если такое лицо зарегистрировано в качестве налогоплательщика в этом государстве - члене Евросоюза, по ставкам и в валюте этого государства либо могут быть уплачены в течение четырех месяцев после выпуска товаров в государстве - члене Евросоюза, в которое в последующем будет доставлен товар (в соответствии с принципом взимания косвенных налогов по стране назначения товаров).

При этом таможенные органы обмениваются информацией о выпущенных товарах и об уплаченных таможенных платежах в рамках информационного взаимодействия, а также представляют такую информацию налоговым органам. Место нахождения товаров после их выпуска, по возможности, отслеживается как таможенными, так и налоговыми органами. Этому способствует тесное взаимодействие всех контролирующих органов, информационный обмен сведениями о товарах, единые или совместимые информационные ресурсы, а также идентификация участников внешнеэкономической деятельности по уникальному идентификационному номеру EORI в рамках Евросоюза.

В условиях развитых финансовых институтов и возможности уплаты таможенных платежей за декларанта иным лицом проблем с тем, в какой валюте необходимо уплачивать таможенные платежи, не возникает.

Еще один вопрос, который нас беспокоит, – кто должен отслеживать и взыскивать при необходимости задолженность (недоимку) по таможенным платежам, скажем, если тот же казахстанский бизнесмен так и не довезет свой товар до места назначения? В Евросоюзе взыскание таких недоимок в отношении товаров, выпущенных в одном государстве - члене Евросоюза, с лица, зарегистрированного в другом государстве-члене, как и уплата штрафов в рамках административной ответственности таких лиц, осуществляется без каких-либо проблем таможенными органами государства, где зарегистрировано это лицо по решению таможенного органа государства, в котором выпущен товар. При этом решение таможенного органа государства, где выпущен товар, обязательно для исполнения в соответствии с заключенными международными соглашениями о взаимной помощи.

Следует отметить, что составы административных правонарушений и преступлений не унифицированы и применяются по законодательству того государства, где совершены такие правонарушения или преступления. Ставки НДС, акцизы, таможенные пошлины в Евросоюзе также различные, но это не создает каких-либо существенных проблем. Принципы таможенного декларирования вывозимых товаров аналогичны тем, которые применяются для ввозимых товаров.

– То есть даже при наличии значительных различий в национальных законодательствах государств-членов отмена принципа резидентства возможна?

– Несомненно, да. Конечно, отмена принципа резидентства потребует значительного повышения уровня информационного взаимодействия таможенных, налоговых органов, органов валютного контроля, доработки, а зачастую и создания новых механизмов контроля, существенной корректировки законодательства. Тем не менее, мы считаем, что преимущества и доходы, которые получит бизнес, а вместе с ним и государства в виде налогов, ощутимо перекроют затраты, которые необходимо произвести в ходе подготовки решения об отмене принципа резидентства.