Вход
ԵՏՀ ինտեգրման եւ մակրոտնտեսության հիմնական ուղղությունների կոլեգիայի Նախարար Տատյանա Վալովայայի հարցազրույցը «Звезда» թերթին. «Միայն մեռյալներին չեն քննադատում»

ԵՏՀ ինտեգրման եւ մակրոտնտեսության հիմնական ուղղությունների կոլեգիայի Նախարար Տատյանա Վալովայայի հարցազրույցը «Звезда» թերթին. «Միայն մեռյալներին չեն քննադատում»

24.02.2015

Евразийскому экономическому со­ю­зу уже на этой не­де­ле — 1 мар­та — исполнится 2 ме­ся­ца. Слишком не­боль­шой срок для са­мо­го круп­но­го на пла­не­те интеграционного объединения, что­бы его жители смогли ощутить существенные изменения. А ведь в ближайшей перспективе со­ю­за — создание единого рын­ка то­ва­ров, услуг, капитала и ра­бо­чей силы. А что бу­дет в итоге? Смо­гут ли сту­ден­ты сво­бод­но учиться в лю­бой из стран ЕА­ЭС? Что да­ло со­ю­зу вхождение Армении? Об этом и других перспективах евразийской интеграции «СЕ» рас­ска­зы­ва­ет Тать­я­на Ва­ло­вая, министр по ос­нов­ным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии (ЕЭК).

—На не­да­вно сос­то­яв­шем­ся пер­вом заседании Межправительственного со­ве­та ЕА­ЭС премь­ер-министр Беларуси Анд­рей Ко­бя­ков вы­ска­зал очень четкие замечания в ад­рес ра­бо­ты Евразийской экономической комиссии. Как вы считаете, в чем причина не­до­ра­бо­ток ЕЭК?

—Ког­да ко­го-то за что-то критикуют, значит, это живой организм. Не критикуют толь­ко мерт­ве­цов. По­это­му я считаю, что из уст Анд­рея Ко­бя­ко­ва исходила не критика, а, ско­рее, напутствие от­дель­ные сфе­ры взять под контр­оль.

Например, Анд­рей Владимирович отметил, что в прош­лом го­ду комиссия активно ре­ша­ла воп­ро­сы барь­е­ров и изъятий, а сей­час эта те­ма не­сколь­ко отош­ла на вто­рой план. В ЕЭК этим занимаются как раз де­пар­та­мен­ты, ра­бо­ту ко­то­рых я курирую. Ес­тест­вен­но, они ее ве­дут сов­мест­но с другими департаментами ЕЭК. Это на­ше общее де­ло.

И мо­гу ска­зать, что сам факт, что эти барь­е­ры остались, свя­зан, преж­де все­го, с де­я­тель­ностью национальных ре­гу­ля­то­ров. Если бы го­су­дар­ства го­то­вы были снять все барь­е­ры, то у нас бы в до­го­во­ре никаких ограничений уже не бы­ло.

Мы понимаем, что барь­е­ры бу­дут возникать пост­оян­но. Раз­бе­рем­ся с одними — возникнут но­вые. И од­на из за­дач комиссии — соз­дать алгоритм их выявления и устранения.

В то же вре­мя комиссия понимает, что нам необходимо самим пост­оян­но подталкивать участников со­ю­за эти барь­е­ры снимать. И то, что на это обратил внимание Анд­рей Владимирович, ско­рее, мож­но расценить как под­держ­ку действий комиссии со сто­ро­ны бел­орус­ской сто­ро­ны как председательствующей в ЕА­ЭС.

При этом важ­но понимать, что с помощью барь­е­ров го­су­дар­ство пы­та­ет­ся под­дер­жать своих производителей. И нам еще толь­ко предстоит прийти к пониманию, что те­перь то­ва­ры из России, Беларуси, Ка­зах­ста­на, Армении и, в будущем, из Кыр­гыз­ста­на вско­ре ста­нут друг для дру­га отечественными.

—2 ян­ва­ря это­го го­да Армения вступила в ЕА­ЭС. В од­ном из своих интервью Вы сказали, что ее географическая от­де­лен­ность от других стран со­ю­за мо­жет стать положительным мо­мен­том. По­че­му?

—Па­рал­лель­но с Арменией шел про­цесс присоединения Кыр­гыз­ста­на. И во взаимоотношении с ним нам приходится ре­шать боль­шее количество воп­ро­сов, свя­зан­ных с наличием общей границы.

Например, на пе­ре­ход­ный период и Армения, и Кыр­гыз­стан по­лу­ча­ют не­ко­то­рые изъятия из использования норм технических рег­ла­мен­тов. То есть они смо­гут на сво­ей территории дать воз­мож­ность обращаться то­ва­рам, ко­то­рые еще не со­от­вет­ству­ют рег­ла­мен­там ЕА­ЭС. Но Армения и Кыр­гыз­стан бе­рут на се­бя обя­за­тель­ства, что эти то­ва­ры не по­пад­ут на территорию со­ю­за. А если нет общей границы, то выполнить это обя­за­тель­ство го­раз­до проще. И применительно к таким пе­ре­ход­ным положениям, как в слу­чае с Арменией, под­об­ные воп­ро­сы ре­шать значительно лег­че.

Это с од­ной сто­ро­ны. С дру­гой сто­ро­ны, я всег­да говорила, что, ко­неч­но, луч­ше, ког­да есть общие границы. Но в сов­ре­мен­ную эпо­ху это условие не яв­ля­ет­ся на­столь­ко важ­ным, как, допустим, 50 лет на­зад, ког­да все наши стра­ны, как и стра­ны Ев­ро­пы, торговали крупными, массивными товарами, такими как уголь, сталь, же­ле­зо, зер­но, нефть и не­фтеп­ро­дук­ты, строительные материалы. Тог­да транс­порт­ная составляющая и наличие общей границы делали участие в интеграционном объединении бо­лее эффективным.

Сей­час наши экономики, так­же как и экономики все­го мира, существенно изменились. Да­же то­ва­ры, которыми мы тор­гу­ем, уже не такие тя­же­лые. И для многих из тех, ко­то­рые яв­ля­ют­ся экс­порт­ным потенциалом Армении, допустим, ювелирная продукция, наличие общей границы не имеет значения. Ее все рав­но во­зят самолетами, а не фурами.

Если бы Евразийский экономический со­юз соз­да­вал­ся 50 лет на­зад, то отсутствие с Арменией общей границы ставило бы под воп­рос эффективность та­ко­го объединения. Сей­час это не проб­ле­ма. А с точки зрения крат­кос­роч­ных перспектив это да­же облегчение решения многих воп­ро­сов.

—Че­рез десятилетие цель ЕА­ЭС — создание единого рын­ка — до­лжна быть достигнута. А что бу­дет даль­ше?

—Са­мо по се­бе создание Евразийского экономического со­ю­за — уже вы­со­кая и амбициозная цель. Мы не говорим о ва­лют­ном со­ю­зе. Теоретически эта цель мо­жет ког­да-либо появиться, но не сей­час. Здесь важ­но понимать, как к ней идти и ког­да.

Ев­ро­пей­цы в свое вре­мя приняли решение о введении единой ва­лю­ты, ког­да у них еще не бы­ло общих финансовых рын­ка и стан­дар­тов. И вслед за этим наступил финансовый кризис. Этот опыт по­ка­зы­ва­ет, что ма­ло соз­дать экономический со­юз. Необходим так­же и общий финансовый ры­нок. Как раз этой цели, сог­лас­но до­го­во­ру, мы до­лжны достигнуть к 2025 го­ду. А это значит, что, например, банк, ко­то­рый за­кон­но дей­ству­ет в Беларуси, смо­жет без дополнительной лицензии ра­бо­тать в России, Армении, Ка­зах­ста­не и Кыр­гыз­ста­не. Амбициозно, пра­вда? И для это­го нам предстоит гармонизировать финансовые правила каж­дой из стран-участниц.

—Кос­нем­ся бо­лее насущных воп­ро­сов, ко­то­рые не­по­сред­ствен­но ка­са­ют­ся жителей стран ЕА­ЭС. И мо­ло­дых в том числе. Все дипломы о вы­сшем образовании по до­го­во­ру ЕА­ЭС признаются равнозначными в стра­нах со­ю­за. Но де­ло в том, что Армения, Россия и Ка­зах­стан вхо­дят в Болонский про­цесс, а Бе­ла­русь и Кыр­гыз­стан — нет. Это их рознит. Как ре­ша­ет­ся этот воп­рос?

—Тем или иным об­ра­зом каж­дая стра­на вов­ле­че­на в бо­лее гло­баль­ную систему признания дипломов — Болонский про­цесс. Нам, мо­жет, не все нравится в Болонских правилах, но мы понимаем, что если присоединяемся к это­му про­цес­су, то наши мо­ло­дые люди смо­гут ездить по все­му миру, со­вер­шен­ство­вать свое образование. Я ду­маю, что го­су­дар­ства, ко­то­рые в Бо­лон­ском про­цес­се по­ка не участ­ву­ют, ра­но или по­здно вклю­чат­ся в не­го. И чем боль­ше бу­дет евразийских стран в нем, тем лег­че нам бу­дет сов­мест­но влиять на об­ра­зо­ва­тель­ные гло­баль­ные струк­ту­ры.

С дру­гой сто­ро­ны, мы считаем, что то, что прописано в до­го­во­ре, это минимум, ко­то­рый необходим для то­го, что­бы обеспечить сво­бо­ду передвижения ра­бо­чей силы и соз­дать единый ры­нок тру­да. А в до­го­во­ре ска­за­но, что в со­ю­зе обеспечивается взаимное признание дипломов, за исключением медицинских и юридических.

По­ня­тно, что многие вещи, ко­то­рые не яв­ля­ют­ся исключительно экономической интеграцией, все рав­но свя­за­ны с ней. Допустим, взаимодействие ву­зов, на­учных учреждений наших го­су­дарств. В до­го­во­ре об этом нет ни сло­ва, по­то­му что он исключительно экономический. Но я прек­рас­но понимаю, что сей­час бу­дут расти общественные инициативы среди высших учеб­ных заведений и не толь­ко. И соз­дан­ный общий ры­нок бу­дет ес­тест­вен­ным об­ра­зом подталкивать наши об­ра­зо­ва­тель­ные системы уже вне ра­мок струк­тур со­ю­за взаимодействовать са­мос­то­я­тель­но.

Нам, ко­неч­но, бы­ло бы очень интересно в перспективе прийти к та­кой прог­рам­ме для сту­ден­тов, ко­то­рая уже есть в Ев­ро­пе. Ког­да мо­ло­дые люди мо­гут сна­ча­ла поучиться в сво­ем род­ном ву­зе, а по­том по­ехать на ка­кой-то период в дру­гой университет. Сту­ден­ты зна­ко­мят­ся, ста­но­вят­ся друзьями и таким об­ра­зом боль­ше уз­на­ют о наших стра­нах.

Что ка­са­ет­ся стар­ше­го поколения, мы все ра­бо­та­ем в раз­ных стра­нах. Но ког­да начинаем общаться, у каж­до­го отыскиваются общее сту­ден­чес­кое, аспирантское прош­лое. Это по­мо­га­ет наладить кон­такт и сво­бод­но общаться. Наши сту­ден­ты то­же до­лжны иметь та­кую воз­мож­ность.

—За последние не­сколь­ко лет вы побывали во всех стра­нах ЕА­ЭС. Что отличает каж­дую из них? Поделитесь впечатлениями.

—С удовольствием. В Беларуси всег­да по­тря­са­ют прек­рас­ные дороги и очень ухо­жен­ные го­ро­да. В этом чув­ству­ет­ся европейский под­ход к вещам и жизни в общем.

В Армении я восхищаюсь историей. Это пер­вое в мире го­су­дар­ство, ко­то­рое приняло христианство как го­су­дар­ствен­ную религию в 301 го­ду, еще до Римской империи и Ев­ро­пы. Там ог­ром­ное количество памятников… и великолепная кух­ня. А это — ог­ром­ный туристический потенциал, ко­то­рый со вре­ме­нем смо­гут использовать жители стран ЕА­ЭС.

В Кыр­гыз­ста­не удивительная природа и по­ка не до кон­ца изученная, но бо­га­тая история. Например, по озе­ру Иссык-Куль в средние ве­ка проходил Великий шел­ко­вый путь. От этой эпохи ос­та­лось мно­го памятников, ко­то­рые еще предстоит найти.

Ка­зах­стан — это Каспий и го­ры, бо­га­тая, ог­ром­ная стра­на. Соединение красивейшей природы и в то же вре­мя бур­но развивающейся экономики. А столица стра­ны — Аста­на — по­ра­жа­ет современными зданиями, построенными звездами мировой архитектуры.

В каж­дой на­шей стра­не есть мно­го уникального, неповторимого. И все мы ос­та­ем­ся вмес­те.