Вход
Մաքսային համագործակցության գծով Նախարարի հարցազրույցը «Կազինֆորմ» միջազգային լրատվական գործակալությանը. «Բիզնեսն ու պետությունը զգալիորեն կշահեն «ռեզիդենտության սկզբունքի» չեղարկումից»

Մաքսային համագործակցության գծով Նախարարի հարցազրույցը «Կազինֆորմ» միջազգային լրատվական գործակալությանը. «Բիզնեսն ու պետությունը զգալիորեն կշահեն «ռեզիդենտության սկզբունքի» չեղարկումից»

28.05.2015

В Астане 29 мая главы правительств стран ЕАЭС обсудят вопрос о целесообразности отмены барьера №1 во взаимной торговле - «принципа резидентства». По действующему законодательству, участники внешнеэкономической деятельности обязаны подавать декларации на товары таможенным органам того государства, в котором они зарегистрированы.

Что выиграет казахстанский бизнес от отмены данного правила и почему вопрос пока остается не решенным, МИА «Казинформ» рассказал министр по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии Владимир Гошин.

- Владимир Анатольевич, представители бизнеса связывают отмену «принципа резидентства» с повышением гибкости логистических цепочек поставок импортируемых и экспортируемых товаров и сокращением финансовых издержек. Расскажите подробнее, как это будет работать?

- Давайте рассмотрим в сравнении. Как работает бизнес сейчас? Допустим, некая казахстанская компания планирует привезти товар из Польши и в дальнейшем продать его в России. В соответствии с действующим законодательством, казахстанская компания не вправе осуществлять таможенное декларирование в Республике Беларусь или в Российской Федерации. Перевозчик должен при ввозе товара на таможенную территорию Союза, то есть в Беларуси, поместить товар под процедуру таможенного транзита для его доставки до Казахстана. Поскольку товар является иностранным, при таможенном транзите требуется предоставить обеспечение уплаты таможенных платежей. В дальнейшем импортер в Казахстане декларирует товар, уплачивает таможенные пошлины по ставкам Единого таможенного тарифа Союза, а также налоги (НДС) по ставкам, предусмотренным законодательством Республики Казахстан. Далее товар доставляется к месту назначения. При этом НДС уплачивается в Российской Федерации, а в Казахстане после подтверждения платежа продавцу возмещают затраты.

- Довольно сложная и затратная схема получается. Каким образом отмена «принципа резидентства» ее упростит?

- По аналогии с порядком, действующим в Евросоюзе, казахстанская компания сможет оформить товар в свободное обращение в Республике Беларусь - самостоятельно или через таможенного представителя. Таможенная декларация подается белорусским таможенным органам, и производится уплата таможенной пошлины. При декларировании товара в Беларуси для казахстанской компании уплата НДС будет не обязательной, но в целях контроля сведения о товаре вносятся в единую базу таможенных и налоговых органов государств Союза. После таможенного оформления товар может быть сразу перевезен в Россию и реализован. После уплаты НДС в Российской Федерации товар снимается с контроля. Налицо значительные упрощения. Сокращаются как материальные, так и временные затраты участников внешнеэкономической деятельности.

- Какие еще преимущества получит Казахстан с отменой «принципа резидентства»?

- На мой взгляд, Казахстан с большей эффективностью сможет использовать свое географическое положение и инфраструктурный комплекс. Отмена «принципа резидентства» создаст неоспоримые преимущества для бизнеса, работающего в сфере «околотаможенных» услуг. Значительно увеличится количество декларируемых в республике товаров, что приведет к повышению загрузки логистических терминалов и спроса на услуги казахстанских таможенных представителей за счет резидентов иных государств-членов. И, как следствие, повысится приток денежных средств в госбюджет. К тому же, отмена «принципа резидентства» создаст здоровую конкуренцию между таможенными администрациями стран ЕАЭС. А для казахстанских импортеров - это значительное снижение затрат.

- Почему тогда возникают разногласия сторон? Что препятствует решению вопроса?

- Когда бизнес вполне обоснованно говорит о необходимости отмены данного принципа, вопрос всегда адресуется таможне. Но надо понимать, что только отменой статьи 368, в которой в действующем таможенном законодательстве (Таможенный кодекс Таможенного союза - ред.) закреплен этот «принцип», мы проблему не решим. Посмотрим, что в себя включает процесс таможенного оформления сегодня. Из этого вытекает целый ряд вопросов. Первое. Условием экспорта или импорта товаров является представление документов валютного контроля - паспорта сделки, свидетельства о регистрации сделки и т.п. Значит, нужно договариваться, как организовывать процесс взаимного признания документов валютного контроля, выданных в других странах Союза, и как в этих условиях обеспечивать надлежащий валютный контроль. Вопрос серьезный. Второе. Если товары ограничены к перемещению через границу, то условием их экспорта или импорта является наличие у декларанта лицензии или иного разрешения контролирующего органа. Что нужно делать - создавать единую союзную базу выданных лицензий? Третье. Уплата таможенных платежей производится в национальной валюте. Может ли резидент Казахстана приобрести белорусские рубли для уплаты таможенной пошлины без открытия счета в белорусском банке? Четвертое. При ввозе товаров, кроме таможенной пошлины, должен уплачиваться еще и НДС. По какой ставке - 20% как в Беларуси или 12% - как в Казахстане, поскольку товар ввозит казахстанская фирма? Если товар вывозится за пределы Беларуси - кому и как возвращать уплаченный НДС? Если представить возможность уплаты НДС в стране регистрации импортера, значит, нужно создавать единую базу таможенных и налоговых служб государств Союза по контролю за предоставленной отсрочкой и уплатой налога. Кроме того, в процессе таможенного оформления или в ходе операций последующего контроля может возникнуть еще целый ряд вопросов, способы и пути решения которых нужно определить до отмены «принципа резидентства». Отмена «принципа резидентства» повлечет за собой существенные изменения в союзном законодательстве и в налоговом, валютном, внешнеторговом законодательстве государств-членов Союза. Объем работы достаточно большой, но не решаемых проблем нет. И, как показывает практика наших соседей - Евросоюза, даже при наличии значительных различий в национальных законодательствах государств-членов отмена «принципа резидентства» возможна.

- То есть изучен опыт Евросоюза?

- Да. В соответствии со «стандартным» правилом в Евросоюзе таможенное декларирование иностранных товаров осуществляется в месте их нахождения. При этом таможенное декларирование может осуществляться как резидентом того государства-члена Евросоюза, в котором находится товар, так и резидентом иного государства-члена. Налажено тесное взаимодействие всех контролирующих органов, информационный обмен сведениями о товарах, единые или совместимые информационные ресурсы, а также идентификация участников ВЭД по уникальному идентификационному номеру EORI в рамках Евросоюза. В условиях развитых финансовых институтов и возможности уплаты таможенных платежей за декларанта иным лицом проблем с выбором валюты для уплаты таможенных платежей не возникает. Есть еще один вопрос, который нас беспокоит. Кто должен отслеживать и взыскивать при необходимости задолженность (недоимку) по таможенным платежам, если товар не будет доставлен к месту назначения? В Евросоюзе с этим нет проблем. Взыскание недоимок или штрафов производит таможенный орган государства, в котором зарегистрирована фирма - по решению таможенного органа государства, в котором выпущен товар. Это делается на основании международных соглашений о взаимной помощи. При этом составы административных правонарушений и преступлений не унифицированы и применяются по законодательству того государства, где они совершены. Проблем не создают и разные ставки НДС, акцизы, таможенные пошлины.

- Значит, различие национальных законодательств не препятствует отмене «принципа резидентства»?

- Несомненно. Конечно, отмена «принципа резидентства» потребует значительного повышения уровня информационного взаимодействия таможенных, налоговых органов, органов валютного контроля, доработки, а зачастую и создания новых механизмов контроля, существенной корректировки законодательства. Однако дело того стоит. Преимущества и доходы, которые получит бизнес, а вместе с тем и государства, ощутимо перекроют усилия и затраты.