Navigate Up
Sign In
Interview of the EEC Minister in charge of Economy and Financial Policy Timur Suleimenov to Armenia newsportal Tert.am: "The EAEU Member States do not have mutual obligations in respect of income tax"

Interview of the EEC Minister in charge of Economy and Financial Policy Timur Suleimenov to Armenia newsportal Tert.am: "The EAEU Member States do not have mutual obligations in respect of income tax"

5/15/2015

Тert.am побеседовал с Членом Коллегии (Министром) по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии Тимуром Сулейменовым о снижении ставок налога на прибыль и подоходный налог для экспортеров, об изменениях для трудовых мигрантов и о спектре обсужденных в Ереване вопросов. Сулейменов, в частности, отметил: «У нас есть обязательство, касающееся дальнейшей гармонизации акцизов по ключевым товарам – алкогольной и табачной продукции. Что касается прямых налогов, то есть налога на прибыль, то у нас нет обязательств друг перед другом. Это находится в рамках национальной компетенции».

- Тимур Муратович, в Армении был принят закон о снижении ставок налога на прибыль и подоходный налог для экспортеров, не противоречит ли это положениям и условиям Договора о ЕАЭС, поскольку во время принятия данного закона многие политические деятели Армении, в частности, бывший премьер-министр РА Грант Багратян озвучивал вопрос: «А спросили ли вы у России?».

- В Договоре о Евразийском экономическом союзе зафиксированы наши обязательства. В частности, у нас есть обязательство в части косвенных налогов – НДС и акцизов, но нет обязательств по ставкам – они определяются конкретно странами. При этом есть обязательство по налоговой базе, информационному обмену и так далее. У нас есть обязательство, касающееся дальнейшей гармонизации акцизов по ключевым товарам – алкогольной и табачной продукции. Что касается прямых налогов, то есть налога на прибыль, то у нас нет обязательств друг перед другом. Это находится в рамках национальной компетенции, то есть национального правительства, парламента и президента. Соответственно, повышение или снижение ставки, освобождение от налога на прибыль является прерогативой самой страны. То есть она должна исходить из собственных экономических, промышленных, социальных и политических и других задач, поскольку доходную часть бюджета страна определяет сама – сколько ей нужно. Снижение подоходного налога до тех или иных категорий, создание свободной экономической зоны и снижение налогов – это компетенция самой страны. Поэтому здесь противоречий в нормативной базе ЕАЭС я не усматриваю.

-  В контексте налоговой политики что регламентируется, а что нет в рамках ЕАЭС, то есть что наша страна может делать самостоятельно, какие имеет правомочия?
- Как вы знаете, во всех интеграционных объединениях страны всегда стремятся максимально сохранить налоговый суверенитет. И даже на уровне политического союза, которым является Европейский союз, налоговый суверенитет в странах соблюдается свято, то есть Германия, Франция, Греция и т.д. сами устанавливают свои ставки. Поэтому положений, которые регламентируют права и обязательства государства в части налогов в Евразийском экономическом союзе не так много, как я уже отметил. В части косвенных налогов во взаимной торговле (и то это носит больше административный характер) речь идет только о налоговом администрировании и участии в постепенной гармонизации ставок по ключевым, чувствительным товарам – больше обязательств в рамках налоговой политики у государств нет. Поэтому практически весь арсенал, весь инструментарий налоговой политики находится в компетенции отдельного государства, а не органов интеграции.

- Предусматриваются ли какие-то изменения для трудовых мигрантов, помимо тех, которые имеются?

- Вы, наверняка, читали соответствующий раздел Договора о ЕАЭС – о трудовых мигрантах, социальных и трудовых гарантиях. Эта часть договора, на мой взгляд, имеет весьма законченную конструкцию; каких-то дополнительных актов, соглашений или решений в отношении этой части принимать не нужно. Теперь основная задача, - сделать так, чтобы это все работало на практике, причем везде – не только в Ереване, Москве, Астане, Минске, но и в любой точке ЕАЭС, куда бы ни поехали работать наши граждане; чтобы везде применялись нормы договора; чтобы национальное законодательство не противоречило нормам договора, было приведено в соответствие с Договором о ЕАЭС, а то национальное законодательство, что будет разрабатываться в будущем, всегда бы учитывало те обязательства, которые есть по договору. То есть самое главное, - заставить это все работать на практике. Сейчас вроде бы это работает. Есть отдельные обращения, определенные жалобы, но они не носят массового, системного характера.

- О каких препятствиях идет речь?

- В основном жалуются, что все равно заставляют заполнять миграционную карту. Плюс есть вопросы, связанные с соцобеспечением, ну и, наверное, в принципе, все. Так что эта конструкция работает.

- В Армении Вы встречались с представителями деловой среды и должностными лицами. Расскажите, пожалуйста, немного об этих встречах, о спектре обсуждаемых на них вопросов.

- Получилось так, что, в основном, мы обсуждали вопросы налогового характера, политику налогового администрирования, то, о чем я говорил – у нас есть отдельный раздел Договор о ЕАЭС, есть протокол, который посвящен принципам и правилам взимания косвенных налогов (НДС и акцизов) во взаимной торговле. Он достаточно специфический, сложный и сильно отличается от того, что было в Армении до 2015 года. То есть он и для нас был существенно иным – потому что таможенники ушли с границ, а интересы фискального государства остались. Поэтому мы начали искать другие инструменты и механизмы. Армянские коллеги только сейчас это переживают. До этого они работали с учетом таможенного контроля. Плюс обсуждался большой блок вопросов, касающихся практического, предметного взаимодействия налоговых органов. Без этого взаимодействия налогоплательщики могут понести дополнительное налоговое бремя.

- Предприниматели Армении часто жалуются на проблемы в связи с экспортом на российский рынок, в частности, виноделы, производители коньяка. Знакомы ли Вы с подобными проблемами и какие видите решения?

- Повлиять на глобальные макроэкономические факторы вряд ли может та или иная организация, поэтому падение рубля достаточно экономически обоснованная тенденция. Но она, естественно, очень сильно влияет на взаимную торговлю, на конкурентоспособность товаров из Армении, Беларуси, Казахстана и так далее. Что с этим делать? – Естественно, в первую очередь, искать источники повышения конкурентоспособности, снижения издержек. А в глобальном смысле, конечно, нужно исходить из необходимости валютной координации между нашими странами; курсы валют не должны устанавливаться изолированно друг от друга. Если у нас есть экономический союз, то, как мы знаем, валютная политика – одна из ключевых политик в ней и страны не должны принимать решения, не проконсультировавшись с другими партнерами по интеграционному объединению. Элементы координации у нас сейчас, но, на мой взгляд, они находятся не на таком продвинутом уровне. Если мы будем координировать валютную политику, то эти валютные шоки, дисбалансы будут гораздо менее болезненными для предприятий.